+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Чем определяется ограничения политических свобод

Конституция РФ нормативно не разделяет права и свободы человека и гражданина на какие-либо группы, однако на основе теоретического анализа широкого спектра конституционных и международных норм основополагающий конституционно-правовой институт прав и свобод может быть подвергнут классификации (схема 6).

Ограничение прав и свобод человека и гражданина, т.е. определение пределов свободы личности в обществе и государстве, — это, безусловно, один из важнейших аспектов взаимоотношений человека и государства.

В правовой литературе нет единого толкования понятия «ограничение прав». На наш взгляд, рассмотрение классификации конституционных ограничений прав и свобод играет важную роль в определении данного юридического термина и в упорядочении самих ограничений.

В современной науке конституционные ограничения прав и свобод классифицируются по следующим основаниям [1] :

1. В зависимости от сферы ограничения прав и свобод выделяют ограничения гражданских и политических прав (ограничения свободы передвижения, избирательные ограничения и др.) и ограничения экономических, социальных и культурных прав (например, в использовании права собственности на землю).

Однако следует помнить, что среди прав есть такие, которые вообще не должны ограничиваться. Это абсолютные или основные права. Основные права не создаются государством, не нуждаются в его признании, не могут быть ограничены или вовсе ликвидированы им. Они присущи индивидууму как таковому. Они охраняют свободу не только от незаконного, но и законного государственного принуждения. [2]

В соответствии со ст. 4 Международного пакта о гражданских и политических правах, где предусмотрено, что ни при каких обстоятельствах не могут быть ограничены такие права, как право на жизнь, право не подвергаться жестокому, бесчеловечному обращению, право не подвергаться без свободного согласия медицинским или научным опытам, право не содержаться в рабстве или подневольном состоянии, право не подвергаться лишению свободы за невыполнение какого-либо договорного обязательства, право не привлекаться к ответственности за деяние, которое в момент его совершения не являлось уголовным преступлением, право на признание правосубъектности, свобода мысли, совести и религии.

2. В зависимости от времени действия — на постоянные, которые установлены в Конституции РФ и законах, и временные, которые должны быть прямо обозначены в акте о чрезвычайном положении и связаны, как правило, с запрещением митингов, шествий, демонстраций, дополнительными обязанностями в сфере свободы печати и других средств массовой информации, приостановлением деятельности некоторых политических партий, жестким лимитированием передвижения транспортных средств, установлением комендантского часа.

Пределы ограничений прав и свобод в условиях чрезвычайного положения, согласно п. 1 ст. 4 Международного пакта о гражданских и политических правах, определяются непосредственно степенью остроты положения, а также принципом необходимости, который закрепляет, что каждая мера должна быть направлена против действительной, четко определенной, существующей или нависшей опасности и не может применяться только из-за опасения возможной опасности (ст. 54 Сиракузских принципов). Кроме того, ограничения должны быть совместимы с другими обязательствами по Пакту и не должны повлечь за собой дискриминацию по различным основаниям (п. 1 ст. 4 Международного пакта о гражданских и политических правах). Можно привести и положение ст. 64 Сиракузских принципов, в соответствии с которым «отступление дозволено и направлено исключительно на то, чтобы быть соразмерным откликом на угрозу жизни нации. Государство, вводящее ограничения, не должно в своих действиях переступать черту, определенную законом».

3. В зависимости от сферы действия — на общие (распространяются на все права и свободы) и индивидуальные (распространяются только на отдельные права и свободы, например, в ст. 25 Конституции РФ закреплено конституционное ограничение в отношении лишь одного права — неприкосновенности жилища).

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Правомерное ограничение политических прав и свобод человека

Конституция РФ в качестве целей ограничения политических прав и свобод устанавливает защиту основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав, свобод и законных интересов других лиц, обеспечение обороны страны и безопасности государства (ч. 3 ст. 17, ч. 3 ст. 55). В соответствии с ч. 5 ст. 13 Конституции РФ запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности РФ, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни.

В Конституции РФ закреплены временные ограничения прав и свобод в условиях чрезвычайного положения (ст. 56 Конституции РФ). В соответствии с Федеральным конституционным законом от 30 мая 2001 г. № 3-ФКЗ «О чрезвычайном положении» (далее — ФКЗ о ЧП) чрезвычайное положение может являться основанием для применения следующих чрезвычайных мер: ограничение публичных мероприятий (п. «е», «ж» ст. 11); приостановление деятельности общественных объединений (п. «в» ст. 12); запрет выборов и референдума (ст. 14). В соответствии со ст. 7 Федерального конституционного закона от 30 января 2002 г. № 1-ФКЗ «О военном положении» (далее — ФКЗ о ВП) на территории, на которой введено военное положение, применяются меры аналогичные вышепоименованным.

Ограничения на создание и деятельность политических партий содержатся в федеральных законах от 11 июля 2001 г. № 95-ФЗ «О политических партиях» и от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности».

Ограничение прав и свобод человека и гражданина: определение конституционного понятия Текст научной статьи по специальности « Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Подмарев Александр Александрович

Статья посвящена разработке определения конституционного понятия « ограничение прав и свобод человека и гражданина ». На основе анализа теоретических взглядов и конституционных положений выделяются признаки исследуемого понятия. Указывается на значение данного понятия для науки и правотворческой деятельности.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Подмарев Александр Александрович,

Restriction of the rights and freedoms of the person and citizen: definition of the constitutional concept

Article is devoted to development of definition of the constitutional concept «restriction of the rights and freedoms of the person and citizen». On the basis of the analysis of theoretical views and the constitutional provisions signs of studied concept are allocated. It is specified value of this concept for science and law-making activity.

Текст научной работы на тему «Ограничение прав и свобод человека и гражданина: определение конституционного понятия»

ГОСУДАРСТВО И ПРАВО РОССИИ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

ОГРАНИЧЕНИЕ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА: ОПРЕДЕЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО ПОНЯТИЯ

Кафедра теории и истории государства и права Российский университет дружбы народов

Статья посвящена разработке определения конституционного понятия «ограничение прав и свобод человека и гражданина». На основе анализа теоретических взглядов и конституционных положений выделяются признаки исследуемого понятия. Указывается на значение данного понятия для науки и правотворческой деятельности.

Ключевые слова: конституция; конституционное понятие; права и свободы человека и гражданина; ограничение прав и свобод человека и гражданина.

В Конституции РФ 1993 г., в федеральных законах установление границ, рамок, пределов реализации прав и свобод человека и гражданина и способов вмешательства, вторжения государства в сферу свободы человека достигается с помощью такого понятия, как «ограничение прав и свобод человека и гражданина». Используемый в Конституции России применительно к правам и свободам термин «ограничение» образован от слова «ограничить», что означает «поставить в какие-нибудь рамки, границы, определить какими-нибудь условиями, а также сделать меньше, сократить охват кого-чего-нибудь» [15. С. 444].

В постсоветское время категория «ограничение прав и свобод человека и гражданина» впервые появилась в актах конституционного значения в 1991 г. Часть 2 ст. 2 Декларации прав и свобод человека и гражданина, принятой Верховным Советом РСФСР 22 ноября 1991 г., гласит: «Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты конституционного строя, нравственности, здоровья, законных прав и интересов других людей в демократическом обществе» [4]. В апреле 1992 г. данное положение было включено в Конституцию РСФСР 1978 г. (ст. 33) [5].

Это интересно:  Апелляционное представление прокурора по уголовному делу

Термин «ограничение» применительно к правам и свободам человека и гражданина используется в Конституции РФ 1993 г. несколько раз (ст. 19, 23, 55, 56, 74, 79, 133). Основополагающее значение имеет часть 3 статьи 55 Кон-

ституции России, которая устанавливает: «права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства». Это своеобразная «общая часть» института ограничения прав и свобод человека и гражданина, те общие, принципиальные, конституционные условия, в соответствии с которыми в федеральных законах устанавливаются ограничения всех прав и свобод.

Относительная новизна термина «ограничение прав и свобод человека и гражданина» обуславливает неопределенность его содержания и многообразие точек зрения на этот правовой феномен. В науке российского конституционного права, в науке теории государства и права, в законодательстве отсутствует единая, однозначная трактовка данного понятия в конституционном смысле. А точность, определенность в понимании данного конституционного положения необходима. Формулирование определения конституционного понятия «ограничение прав и свобод человека и гражданина» имеет не только научное, теоретическое значение, но и практическое, иначе неизбежны коллизии между Конституцией России и федеральными законами, ошибки в правоприменительной деятельности, а также нарушения прав и свобод человека неконституционными ограничениями.

Общеизвестно, что любая конституция является базой текущего законодательства и обладает высшей юридической силой, но чтобы эти юридические свойства Основного закона реализовывались, необходимо единообразное понимание содержащихся в конституции понятий правотворческими и правоприменительными органами. Г.Т. Чернобель справедливо отмечает, что «в процессе принятия и реализации нормативно-правовых актов нельзя оперировать понятиями недостаточно четкими, ясными» [10. С. 40]. «Понятия в юридической науке, — писал Н.В. Витрук, — не только узловые пункты познания, но и средство практического совершенствования государственно-правовой действительности» [2. С. 16].

Дать определение понятию, в том числе понятию юридическому, — это «значит назвать совокупность признаков, составляющих содержание понятия» [21. С. 292]. Юридическое понятие должно включать в себя существенные, пер-

В научных публикациях обычно указывается на два основных признака ограничения права (или свободы): 1) ограничение — это всегда установленный предел свободе человека, рамки, границы его поведения, его прав и свобод; 2) ограничение устанавливается в определенных целях.

Н.И. Матузов подчеркивает, что «за отведенные пределы субъект не может выходить, так как он рискует задеть чужие интересы, также обеспеченные законом» [14. С. 28]. Ограничение прав — это «всегда сокращение сферы свободы», — пишет В.В. Лазарев [12. С. 45]. А.В. Малько указывает, что правовые ограничения «сообщают об уменьшении объема возможностей, свободы, а значит, и прав личности» [13. С. 91]. Л.Д. Воеводин считает, что «. пределы осуществления прав и свобод можно было бы определить как совокупность сложившихся на основе существующих в обществе социальных ценностей критериев и ориентиров, очерчивающих границы пользования гражданами своими конституционными правами и свободами.» [3. С. 241]. М.И. Байтин отмечал, что права (свободы) и их ограничения «. будучи опосредованы правом, гарантированы им, составляют содержание юридической свободы как системы правовых пределов свободы воли и поведения человека и гражданина в обществе и государстве.» [19. С. 32].

Следующим необходимым признаком ограничения права (свободы) является цель (цели) данного ограничения. «Любое ограничение прав человека, — пишет Н.В. Варламова, — должно преследовать легитимную цель» [9. С. 131].

Вернемся к ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, которая определяет, что целями ограничения прав и свобод человека и гражданина являются: защита основ конституционного строя, защита нравственности, защита здоровья, защита прав и законных интересов других лиц, обеспечение обороны страны, обеспечение безопасности государства. Это общие (генеральные) цели ограничения всех прав и свобод человека и гражданина, как конституционных, так и не нашедших своего закрепления в Основном законе. Все возможные ограничения прав и свобод человека и гражданина, указывает Конституционный Суд РФ, допустимы только при условии, что они преследуют конституционно значимые цели защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства [18].

Следующий признак ограничения права (или свободы), вытекающий из ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, — это соразмерность ограничения. Согласно Конституции РФ права и свободы могут быть ограничены только в той мере, в какой это необходимо.

По мнению Конституционного Суда РФ, ограничение является соразмерным: 1) если оно вызвано исключительно необходимостью защиты социальных ценностей, перечисленных в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, и иными средствами защитить указанные ценности невозможно [16]; 2) если, устанавливая ограничения, государство использует не чрезмерные, а только необходимые и строго обусловленные конституционными целями меры [17].

И последний признак ограничения права (свободы) человека (гражданина) — это конституционное требование определенной правовой формы закрепления ограничений прав и свобод. Такой формой является федеральный закон. В современном отечественном и зарубежном конституционном праве общепризнанно, что регулирование прав и свобод человека и гражданина, в том числе установление ограничений, должно осуществляться исключительно законами, принимаемыми парламентом. Конституция РФ допускает установление ограничений федеральным законом (ч. 3 ст. 55), то есть уполномочивает законодателя определить случаи, в которых право (свобода) может быть ограничено. Оговорка о законе носит принципиальный характер: во-первых, ограничения прав и свобод вводятся органом народного представительства (парламентом); во-вторых, именно закон обеспечивает стабильность правового регулирования; в-третьих, формулировки закона должны быть точными, с тем, чтобы и обычный человек, и правоприменитель могли без затруднений регулировать свое поведение. Во многих федеральных законах, например, «О Федеральной службе безопасности» [22], «О порядке выезда из РФ и въезда в РФ» [23], «О полиции» [24] законодателем установлены различные ограничения прав и свобод.

Указанные основные признаки позволяют сформулировать определение понятия «ограничение прав и свобод человека и гражданина» в конституционном смысле.

Но прежде приведем существующие в юридической науке мнения относительно таких понятий, как «правовое ограничение», «ограничение права (свободы)», «ограничение основных прав».

A. В. Малько пишет, что правовое ограничение — это «правовое сдерживание противозаконного деяния, создающее условия для удовлетворения интересов контрсубъекта и общественных интересов в охране и защите; это установленные в праве границы, в пределах которых субъекты должны действовать, это исключение определенных возможностей в деятельности лиц» [13. С. 91].

Б. С. Эбзеев дает следующее определение ограничений основных прав в конституционно-правовом смысле — это «допускаемые Конституцией и установленные федеральным законом изъятия из конституционного статуса человека и гражданина» и, «кроме того, в качестве ограничения основных прав может также рассматриваться изъятие из круга правомочий, составляющих нормативное содержание основных прав и свобод» [25. С. 191].

B.И. Гойман считает, что ограничение права (свободы) — это «осуществляемое в соответствии с предусмотренными законом основаниями и в установленном порядке сужение его объема» [19. С. 26-27].

Российские ученые — А.В. Малько, Б.С. Эбзеев, В.И. Гойман, мнения которых приведены, а также другие исследователи объясняют феномен правовых ограничений через такие слова, словосочетания, конструкции, как «барьер», «граница», «грань», «дополнительное условие», «изъятие», «исключение определенных возможностей», «лимит», «мера», «обременение», «преграда», «предел», «препятствие», «рамки», «рубеж», «сдерживание», «стеснение», «сужение объема права», «сужение свободы», «удержание», «уменьшение объема возможностей». Это терминологическое разнообразие призвано выразить главную мысль — права и свободы человека реализуются в определенных границах, рамках, пределах.

Исходя из изложенного можно дать следующее определение конституционного понятия «ограничение прав и свобод человека и гражданина».

Ограничение прав и свобод человека и гражданина — это установленные федеральными законами в конституционных целях границы, рамки, пределы реализации человеком (гражданином) его прав и свобод, соразмерные этим целям.

Что касается способов (средств) ограничения прав и свобод, то они могут быть различными, в частности, это может быть запрет реализации права (временный или постоянный; а также обусловленный местом, временем или способом действия), вторжение или вмешательство государственного органа, лишение права, обязанность, ответственность. На некоторые способы указывает сама Конституция РФ (ч. 5 ст. 13, ч. 2 ст. 22, ч. 2 ст. 23, ст. 25, ч. 2 и ч. 4 ст. 29, ч. 3 ст. 32, ч. 2 ст. 34, ч. 3 ст. 35, ч. 2 ст. 36).

Это интересно:  Отрубание пальцев за воровство

Конституционное понятие «ограничение прав и свобод человека и гражданина» может рассматриваться как базовое, общее для отраслей российского права. Г.Т. Чернобель пишет: «понятия, термины, содержащиеся в тексте Конституции, должны рассматриваться как базовые, общепризнанные в отраслях

законодательства. При подготовке, принятии и реализации актов они могут служить основанием для толкования норм права. В противном случае возникают противоречия в системе законодательства, допускается произвольное применение правовых норм» [10. С. 40]. Повторимся: конституционное понятие «ограничение прав и свобод человека и гражданина» имеет не только теоретическое, но и практическое значение, то есть может использоваться при разработке и реализации федеральных законов, иных нормативных правовых актов, затрагивающих права и свободы человека и гражданина, а также в правоприменительной деятельности. Здесь уместно привести высказывание Д. А. Керимова: «цель создания научных юридических понятий состоит не в простой любознательности; они образуются ради возможности более глубокого и всестороннего познания, а затем и преобразования правовой действительности» [6. С. 162].

Очевидно, что понятия, используемые в Конституции, могут изменяться, развиваться, корректироваться. Научные понятия «не есть нечто застывшее. Вместе с развитием отображаемого объекта, обогащением наших знаний о нем они развиваются, изменяются и дополняются, расширяется область их использования, уточняются определения этих понятий.» [25. С. 104]. Дальнейшая разработка и совершенствование понятия «ограничение прав и свобод человека и гражданина» будет означать его конкретизацию, что может положительным образом повлиять как на правотворческую, так и на правоприменительную деятельность.

[1] Авакьян С.А. Конституция России: природа, эволюция, современность. — 2-е изд. — М.: РЮИД, «Сашко», 2000.

[2] Витрук Н.В. Общая теория правового положения личности. — М.: Норма, 2008.

[3] Воеводин Л.Д. Юридический статус личности в России: учеб. пособие. — М.: Изд-во МГУ, Издательская группа ИНФРА-М — НОРМА, 1997.

[4] Декларация прав и свобод человека и гражданина (Принята Верховным Советом РСФСР 22 ноября 1991 г.) // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. — 1991. — № 52. — Ст. 1865.

[6] Керимов Д.А. Методология права: Предмет, функции, проблемы философии права. — 6-е изд. — М.: Изд-во СГУ, 2011.

[7] Ковалев А.А. Международная защита прав человека: учеб. пособие. — М.: Статут, 2013.

[8] Конституционное (государственное) право зарубежных стран / отв. ред. Б.А. Страшун. — Т. 1, 2. — М., 1995.

[9] Конституция в XXI веке: сравнительно-правовое исследование: монография / отв. ред. В.Е. Чиркин. — М.: Норма: ИНФРА-М, 2011.

[10] Конституция, закон, подзаконный акт. — М., Юридическая литература, 1994.

[11] Конституция Российской Федерации: проблемный комментарий / отв. ред. В. А. Чет-вернин. — М., 1997.

[12] Лазарев В. В. Ограничение прав и свобод как теоретическая и практическая проблема // Журнал российского права. — 2009. — № 9. — С. 35-47.

[13] Малько А.В. Стимулы и ограничения в праве. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Юристъ, 2003.

[14] Матузов Н.И. О категориях «субъективное право» и «юридическая обязанность» в свете современного правового развития // Личность и власть (конституционные вопросы): межвузовский сб. научных работ. — Ростов-на-Дону: Ростовская высшая школа МВД РФ; Саратов: Саратовская государственная академия права, 1995.

[16] Постановление Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1996 г. № 4-П по делу о проверке конституционности п. 5 ч. 2 ст. 371, ч. 3 ст. 374 и п. 4 ч. 2 ст. 384 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан К.М. Кульнева, В.С. Лалуева, Ю.В. Лукашова и И.П. Серебренникова // Собрание законодательства РФ. — 1996. — № 7. — Ст. 701.

[17] Постановление Конституционного Суда РФ от 30 октября 2003 г. № 15-П по делу о проверке конституционности от дельных положений Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ» в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы и жалобами граждан С.А. Бунтмана, К. А. Катаняна и К. С. Рожкова // Собрание законодательства РФ. — 2003. — № 44. — Ст. 4358.

[18] Постановление Конституционного Суда РФ от 9 ноября 2009 г. № 16-П по делу о проверке конституционности пункта 32 статьи 38 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ», подпункта «к» пункта 2 статьи 21 Федерального закона «О политических партиях», части 3 статьи 30 Закона Краснодарского края «О выборах депутатов Законодательного Собрания Краснодарского края» и части первой статьи 259 Гражданского процессуального кодекса РФ в связи с жалобой гражданина В.З. Измайлова // Собрание законодательства РФ. — 2009. — № 47. — Ст. 5709.

[19] Принципы, пределы, основания ограничения прав и свобод человека по российскому законодательству и международному праву: материалы «круглого стола» журнала «Государство и право» // Государство и право. — 1998. — № 7. — С. 20-42.

[20] Радько Т.Н. Теория государства и права: учебник. — 2-е изд. — М.: Проспект, 2009.

[21] Сырых В.М. История и методология юридической науки: учебник. — М.: Норма: ИНФРА-М, 2012.

[22] Федеральный закон «О Федеральной службе безопасности» № 40-ФЗ от 3 апреля 1995 г. // Собрание законодательства РФ. — 1995. — № 15. — Ст. 1269.

[23] Федеральный закон «О порядке выезда из РФ и въезда в РФ» № 114-ФЗ от 15 августа 1996 г. // Собрание законодательства РФ. — 1996. — № 34. — Ст. 4029.

[24] Федеральный закон «О полиции» № 3-ФЗ от 7 февраля 2011 г. // Собрание законодательства РФ. — 2011. — № 7. — Ст. 900.

[25] Эбзеев Б.С. Человек, народ, государство в конституционном строе Российской Федерации: Монография. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Проспект, 2013.

RESTRICTION OF THE RIGHTS AND FREEDOMS OF THE PERSON AND CITIZEN: DEFINITION OF THE CONSTITUTIONAL CONCEPT

The Department of Theory and History of State and Law Peoples’ Friendship University of Russia

Article is devoted to development of definition of the constitutional concept «restriction of the rights and freedoms of the person and citizen». On the basis of the analysis of theoretical views and the constitutional provisions signs of studied concept are allocated. It is specified value of this concept for science and law-making activity.

Key words: constitution; constitutional concept; rights and freedoms of man and citizen; restriction of rights and freedoms of man and citizen.

[1] Avak’jan S.A. Konstitucija Rossii: priroda, jevoljucija, sovremennost’. — 2-e izd. — M.: RJulD, «Sashko», 2000.

[2] VitrukN.V. Obshhaja teorija pravovogo polozhenija lichnosti. — M.: Norma, 2008.

[3] Voevodin L.D. Juridicheskij status lichnosti v Rossii: — ucheb. posobie. — M.: Izd-vo MGU, Izdatel’skaja gruppa INFRA-M — NORMA, 1997.

[4] Deklaracija prav i svobod cheloveka i grazhdanina (Prinjata Verhovnym Sovetom RSFSR 22 nojabrja 1991 g.) // Vedomosti S’ezda narodnyh deputatov RSFSR i Verhovnogo Soveta RSFSR. — 1991. — № 52. — St. 1865.

[6] Kerimov D.A. Metodologija prava: Predmet, funkcii, problemy filosofii prava. — 6-e izd. — M.: Izd-vo SGU, 2011.

[7] Kovalev A.A. Mezhdunarodnaja zashhita prav cheloveka: ucheb. posobie. — M.: Statut, 2013.

[8] Konstitucionnoe (gosudarstvennoe) pravo zarubezhnyh stran / otv. red. B.A. Strashun. — T. 1, 2. — M., 1995.

[9] Konstitucija v XXI veke: sravnitel’no-pravovoe issledovanie: monografija / otv. red. V.E. Chirkin. — M.: Norma: INFRA-M, 2011.

[10] Konstitucija, zakon, podzakonnyj akt. — M., Juridicheskaja literatura, 1994.

[11] Konstitucija Rossijskoj Federacii: problemnyj kommentarij / otv. red. V.A. Chetvernin. — M., 1997.

[12] Lazarev V.V. Ogranichenie prav i svobod kak teoreticheskaja i prakticheskaja problema // Zhurnal rossijskogo prava. — 2009. — № 9. — S. 35-47.

[13] Mal’ko A.V. Stimuly i ogranichenija v prave. — 2-e izd., pererab. i dop. — M.: Jurist’, 2003.

[14] Matuzov N.I. O kategorijah «sub’ektivnoe pravo» i «juridicheskaja objazannost’» v svete sovremennogo pravovogo razvitija // Lichnost’ i vlast’ (konstitucionnye vopro-sy): mezhvuzovskij sb. nauchnyh rabot. — Rostov-na-Donu: Rostovskaja vysshaja shkola MVD RF; Saratov: Saratovskaja gosudarstvennaja akademija prava, 1995.

[16] Postanovlenie Konstitucionnogo Suda RF ot 2 fevralja 1996 g. № 4-P po delu o pro-verke konstitucionnosti p. 5 ch. 2 st. 371, ch. 3 st. 374 i p. 4 ch. 2 st. 384 UPK RSFSR v svjazi s zhalobami grazhdan K.M. Kul’neva, V.S. Lalueva, Ju.V. Lukashova i I.P. Se-rebrennikova // Sobranie zakonodatel’stva RF. — 1996. — № 7. — St. 701.

Это интересно:  Как узнать возбуждено ли уголовное дело

[17] Postanovlenie Konstitucionnogo Suda RF ot 30 oktjabrja 2003 g. № 15-P po delu o proverke konstitucionnosti ot del’nyh polozhenij Federal’nogo zakona «Ob osnov-nyh garantijah izbi-ratel’nyh prav i prava na uchastie v referendume grazhdan RF» v svjazi s zaprosom gruppy deputatov Gosudarstvennoj Dumy i zhalobami grazhdan S.A. Buntmana, K.A. Katanjana i K.S. Rozhkova // Sobranie zakonodatel’stva RF. — 2003. — № 44. — St. 4358.

[18] Postanovlenie Konstitucionnogo Suda RF ot 9 nojabrja 2009 g. № 16-P po delu o pro-verke konstitucionnosti punkta 32 stat’i 38 Federal’nogo zakona «Ob osnovnyh ga-rantijah izbi-ratel’nyh prav i prava na uchastie v referendume grazhdan RF», pod-punkta «k» punkta 2 stat’i 21 Federal’nogo zakona «O politicheskih partijah», chasti 3 stat’i 30 Zakona Krasnodar-skogo kraja «O vyborah deputatov Zakonodatel’nogo Sob-ranija Krasnodarskogo kraja» i chasti pervoj stat’i 259 Grazhdanskogo processual’nogo kodeksa RF v svjazi s zhaloboj grazhdanina V.Z. Izmajlova // Sobranie zakonodatel’st-va RF. — 2009. — № 47. — St. 5709.

[19] Principy, predely, osnovanija ogranichenija prav i svobod cheloveka po rossijskomu zakono-datel’stvu i mezhdunarodnomu pravu: materialy «kruglogo stola» zhurnala «Gosudarstvo i pravo» // Gosudarstvo i pravo. — 1998. — № 7. — S. 20-42.

[20] Rad’ko T.N. Teorija gosudarstva i prava: uchebnik. — 2-e izd. — M.: Prospekt, 2009.

[21] Syryh V.M. Istorija i metodologija juridicheskoj nauki: uchebnik. — M.: Norma: INFRA-M, 2012.

[22] Federal’nyj zakon «O Federal’noj sluzhbe bezopasnosti» № 40-FZ ot 3 aprelja 1995 g. // Sobranie zakonodatel’stva RF. — 1995. — № 15. — St. 1269.

[23] Federal’nyj zakon «O porjadke vyezda iz RF i v’ezda v RF» № 114-FZ ot 15 avgusta 1996 g. // Sobranie zakonodatel’stva RF. — 1996. — № 34. — St. 4029.

[24] Federal’nyj zakon «O policii» № 3-FZ ot 7 fevralja 2011 g. // Sobranie zakonodatel’stva RF. — 2011. — № 7. — St. 900.

Ограничения политических свобод

Вернуться назад на Политическая свобода

Соблюдение основных прав и свобод человека в современном демократическом государстве неразрывно связано с необходимостью их защиты.

Поэтому в законодательстве этих стран существуют некоторые ограничения политических прав и свобод граждан, связанные с:

• обеспечением общественного порядка;
• устранением возможных угроз для общественной и государственной безопасности;
• противодействием разжиганию национальной или религиозной розни и призывам к насильственным действиям.

Кроме того, определённые ограничения накладываются на лиц, неспособных в полной мере пользоваться своими политическими правами и свободами (недееспособные, а также находящиеся в местах лишения свободы).

Конституцией гарантируется государственная защита прав и свобод человека и гражданина. Поэтому важное место в Конституции РФ уделено институту гарантий прав и свобод человека и гражданина (ч.1. ст.45). Под гарантиями прав и свобод личности понимаются правовые «условия и средства, которые обеспечивают их фактическую реализацию и надежную охрану и защиту для все и каждого». В самом общем виде гарантии прав и свобод личности делятся на общесоциальные и юридические гарантии.

Общесоциальные гарантии заключаются в нормативном закреплении (непосредственно в Конституции, а также в других законах) рассмотренных выше и других положений, направленных на обеспечение прав и свобод. В юридической литературе общесоциальные условия (гарантии) подразделяют на политические, экономические и идеологические (духовные).

Так, политические гарантии прав и свобод личности — это демократия, развитость ее институтов и форм, обеспечивающих подлинное народовластие, политическая система общества как организационная форма эффективного функционирования гражданского общества, идеологий и политического плюрализма, все более активное участие личности в государственной и общественной жизни. В этом контексте особо значимо закрепление в Конституции РФ демократического устройства России, республиканской формы правления (ст.1), человека и его прав и свобод в качестве высшей ценности (ст.2), суверенитета и всевластия народа (ст.3), целостности территории (ст.4), равноправия субъектов РФ (ст.5).

Юридические гарантии — это правовые и организационно-правововые условия и средства, с помощью которых обеспечивается реализация гражданами прав и свобод. Система юридических гарантий — различные государственные и общественные органы и организации, в которые может обратиться гражданин за защитой своих прав.

К звеньям этой системы можно отнести:

* Президента РФ, выступающего гарантом прав и свобод человека и гражданина (ч.1. ст.80). Сотрудники Администрации Президента РФ ведут постоянную работу с письмами и обращениями и прием граждан по самым различным вопросам;
* органы прокуратуры, в функции которых входит оперативное реагирование на любые нарушения законов в Российской Федерации;
* различные органы исполнительной власти (юстиции, внутренних дел, безопасности, здравоохранения, образования, транспорта и др.), призванные в том числе разрешать многочисленные вопросы по заявлениям, жалобам, претензиям, рекламациям граждан и их объединений;
* Уполномоченного по правам человека (эффективность обращений этого органа в различные инстанции пока базируется главным образом на силе его авторитета и не подкреплена конкретными реальными полномочиями, но в последнее время отмечается тенденция повышения этой эффективности);
* комиссии по правам человека в субъектах РФ (в настоящее время такие комиссии созданы в подавляющем большинстве регионов);
* органы государственной власти субъектов РФ и органы местного самоуправления, являющиеся максимально приближенным к населению уровнем публичной власти;
* различные общероссийские, региональные и местные общественные органы и организации, созданные для защиты конкретных видов прав и законных интересов граждан России (например, Российское авторское общество, Конфедерация обществ по защите прав потребителя, разного рода ассоциации и союзы и т. п.).

За нарушение политических прав граждан, так же как и других прав, установлена юридическая ответственность вплоть до уголовной. Так, УК РФ предусматривает ответственность за следующие нарушения политических прав и свобод граждан: воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий (ст. 141), фальсификацию избирательных документов, документов референдума или неправильный подсчет голосов (ст. 142), воспрепятствование проведению собрания, митинга, демонстрации, шествия, пикетирования или участию в них (ст. 149).

Развитие гражданского общества неизбежно рождает ситуации, требующие от государства ограничить отдельные гражданские права и свободы. Следуя ст. 29 Всеобщей декларации прав человека, Конституция (ч. 3 ст. 55) вводит институт ограничения прав и свобод при наличии определенных оснований. В статье 55 указываются два важных условия: 1) права могут быть ограничены только федеральным законом и 2) «только в той мере, в какой это необходимо».

Права и свободы могут ограничиваться в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Конституция РФ конкретизирует эти положения, запрещая пропаганду или агитацию, возбуждающие социальную, расовую, национальную ненависть и вражду, пропаганду социального, расового, национального, религиозного или иного превосходства.

Международным пактом о гражданских и политических правах (ст. 4), признано, что ограничения гражданских прав и свобод правомерны в условиях чрезвычайного положения (эпидемии, межнациональные конфликты, стихийные бедствия, массовые беспорядки и др.). Согласно Конституции РФ (ч. 1 ст. 56) чрезвычайное положение может повлечь за собой отдельные ограничения прав и свобод с указанием пределов и срока их действия, но в соответствии с федеральным конституционным законом и для обеспечения безопасности граждан и защиты основ конституционного строя.

В России чрезвычайное положение регламентируется Федеральным конституционным законом «О чрезвычайном положении». Чрезвычайное положение вводится лишь при наличии обстоятельств, которые представляют собой непосредственную угрозу жизни и безопасности граждан или конституционному строю Российской Федерации, и устранение которых невозможно без применения чрезвычайных мер. Законом установлен исчерпывающий перечень возможных ограничений прав и свобод на время ЧП. Так, запрещается проведение собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирования, забастовок, и др. В наиболее опасных случаях, при попытках насильственного изменения конституционного строя и др. допускаются введение комендантского часа, ограничение свободы печати, приостановление деятельности политических партий и общественных объединений. Во время действия ЧП выборы и референдумы не проводятся.

Могут вводиться ограничения в создании политических партий. Например, запрещается создание и деятельность политических партий, цели или действия которых направлены на осуществление экстремистской деятельности и разжигание расовой, национальной, социальной розни и др.

Политическая власть
Политическая культура
Политическая система
Политическая сфера
Политическая элита

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector