+7 (499) 938-65-94  Москва

+7 (812) 467-43-31  Санкт-Петербург

8 (800) 350-96-82  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Чемпионку России осудили на три года

Уполномоченный по правам предпринимателей Борис Титов призвал детского омбудсмена Анну Кузнецову способствовать пересмотру приговора в отношении российской спортсменки Елизаветы Трощенковой. 9 августа она была осуждена вместе с мужем за мошенничество в крупном размере. У них остался трёхлетний сын Павел, которого сейчас забрали к себе родственники.

Зарплата без работы

27-летняя Елизавета несколько лет подряд выступала на соревнованиях по конному спорту в России и Европе, занимая призовые места, и вошла в состав российской сборной. На странице в социальных сетях Елизавета постоянно выкладывала фото с лошадьми и видео с соревнований.

Спортсменка выучилась по специальности «менеджмент» и устроились в корпорацию при Минэкономразвития — один из филиалов АО «Особые экономические зоны».

«Сначала её взяли в штат на должность инженера, потом перевели в другой отдел, на повышение, — пояснил адвокат девушки Александр Трегубов. — На работу в АО ОЭЗ она устроена официально по согласованию с гендиректором. Никакой фиктивности в её действиях нет. То, что с неё не требовали исполнения договорных обязанностей, при этом выплачивали зарплату, это вопросы к руководству, так решил гендиректор».

С января 2015 года Трощенкова получала зарплату — ей, как и всем, начисляли деньги на карточку. По версии обвинения, сначала ей был назначен оклад в размере 70 тыс. рублей, а потом его подняли до 90 тыс. рублей. Вместе с девушкой в этой же фирме, но в другом отделе числился её муж и по совместительству тренер Владимир Губанов.

Сотрудники бухгалтерии спустя два года обратили внимание на «мёртвые души» и обратились в полицию, которая начала проверку. К тому моменту ущерб от действий Трощенковой оценивался в сумму около трёх миллионов рублей.

Елизавета вернула эти деньги фирме, пока шло следствие. Однако от уголовного преследования это её не спасло. Вместе с ней на скамье подсудимых оказались её муж и его подчинённый — начальник отдела, оформивший Трощенкову на работу.

При этом на странице Лизы Трощенковой в соцсетях указано другое место работы — конно-спортивный центр «Отрада». Там RT заявили, что девушка никогда у них не работала.

«Сидит в СИЗО, а не завоёвывает медали»

Симоновский районный суд закрыл глаза на то, что женщина возместила ущерб, а маленький сын Елизаветы и Владимира останется без родителей. Вместо условного срока или отсрочки приговора до 14-летия ребёнка 9 августа суд приговорил Трощенкову к трём годам колонии за мошенничество в особо крупном размере. Муж Елизаветы и его подчинённый тоже были осуждены по этой статье.

Это интересно:  Преступность это социальное явление

Трёхлетнего Пашу забрали к себе родственники. Также после приговора Елизавета была выведена из состава сборной России по конному спорту.

Защита спортсменки, её мужа и бывшего коллеги оспорила приговор. На время апелляции женщину держат под арестом в общей камере женского СИЗО №6 в московском районе Печатники. Вместе с другими 19 заключёнными она подписала коллективное письмо к уполномоченному по правам предпринимателей Борису Титову. В нём авторы в том числе жалуются на то, что с момента задержания их «шантажируют семьёй, детьми, родственниками, запугивают, оскорбляют, мучают ночными допросами».

После этого Титов и члены Общественной наблюдательной комиссии встретились с Трощенковой.

«Перед нами не убийцы, не распространители наркотиков, не террористы, — заявил бизнес-омбудсмен. — Мы говорим об экономических преступлениях, и судьба ребёнка осуждённой точно требует повышенного внимания».

Представители ОНК также считают избранную судом меру пресечения слишком суровой. «Согласно статье 108 УПК РФ, бизнесменов не заключают под стражу, если они не ведут активную предпринимательскую деятельность, — рассказал присутствовавший на встрече в СИЗО ответственный секретарь ОНК Иван Мельников. — Преступление, которое ей вменяют, тоже не несёт общественной опасности. Даже её вид спорта безопасен для окружающих. Но тем не менее чемпионы у нас сидят в СИЗО вместо того, чтобы завоёвывать медали».

«Суд не учитывает права детей»

Елизавета Трощенкова — не единственная, кто оказался в такой ситуации, констатирует Титов: «Согласно данным статистики Верховного суда, в 2018 году отсрочка отбывания наказания по приговору беременной женщине, осуждённым, имеющим ребёнка до 14 лет (п. 2 ч. 1 ст. 398 УПК РФ), применена лишь в отношении 1613 осуждённых, в 2017-м — 1524».

Титов направил детскому омбудсмену Анне Кузнецовой письмо (имеется в распоряжении RT), в котором сообщил, что в его адрес поступают обращения от арестованных или осуждённых предпринимателей, в том числе с детьми моложе 14 лет. При этом, по словам бизнес-омбудсмена, органами предварительного следствия и судами, «как правило, практически не учитываются права их малолетних детей».

Елизавета Трощенкова, говорит Титов, связывает своё уголовное преследование с криминализацией корпоративных конфликтов.

В результате приговора суда трёхлетний сын Трощенковой и Губанова лишён обоих родителей одновременно, продолжает бизнес-омбудсмен. Вменяемый состав преступления относится к преступлениям против собственности, ущерб по уголовному делу полностью погашен, подчёркивает он.

Проблема необоснованного выбора меры пресечения (реального срока вместо условного или отсрочки), по мнению Титова, наиболее наглядно проявляется в отношении предпринимателей. «Инкриминируемые им деяния, как правило, не относятся к категории насильственных, а изоляция от общества в подавляющем большинстве случаев приводит к негативным последствиям для бизнеса и, как следствие, для семей задействованных в нём работников», — резюмировал бизнес-омбудсмен.

Три года тюрьмы за 3 млн ₽. За что на самом деле посадили чемпионку России Елизавету Трощенкову

Желание иметь «красивую» запись в трудовой книжке обернулось для чемпионки России по конному спорту 27-летней Елизаветы Трощенковой реальным сроком заключения. Редакция White News узнала не только, за что мастер спорта попала за решетку, но и причем тут ФСБ РФ.

Это интересно:  Школа монстров ограбление банка

Об уголовном деле Трощенковой стало известно после того, как московское СИЗО № 6 «Печатники» посетили правозащитники во главе с Уполномоченным при президенте России по правам предпринимателей Борисом Титовым. Ему спортсменка пожаловалась на условия содержания в неволе.

Как выяснилось, в начале июня Симоновский районный суд столицы приговорил Трощенкову к 3 годам колонии общего режима за мошенничество, совершенном организованной группой, либо в особо крупном размере (часть 4 статьи 159 УК РФ).

Омбудсмену Елизавета заявила, что лишилась свободы из-за долга. Она не отдала бизнес-партнеру вовремя 3 млн ₽, и тот написал на нее заявление в полицию. Правда, Трощенкова сумела расплатиться по долгам еще во время расследования. Но дело все равно ушло в суд. Также с девушкой реальные сроки получили ее супруг, замдиректора АО «Особые экономические зоны» Владимир Губанов и его коллега, директор департамента организационного и информационного обеспечения компании Андрей Петров . Мужчины отправились на 4 года за решетку. Адвокаты осужденных обжаловали решение в вышестоящей инстанции.

На деле оказалось, что наездница не совсем точно рассказала о своем обвинении. По данным газеты «МК», столь суровое наказание Трощенкова получила за фиктивное трудоустройство в корпорацию при Минэкономразвития. По мнению следствия, в 2016-м Губанов и Петров оформили чемпионку в штат на должность инженера договорного отдела с зарплатой в 70,000 ₽. Затем девушка «доросла» до старшего эксперта того же отдела, с окладом в 90,000 ₽. Правда, ни одного дня девушка не работала. После окончания вуза по специальности «менеджмент» она хотела только получить официальный трудовой стаж.

Однако спустя год обман вскрылся. И бухгалтерия компании потребовала от «мертвой души» вернуть зарплату — на общую сумму в 2 млн ₽.

Спортсменка деньги вернула, но уголовное дело все равно было возбуждено. Ее обвинили в двух эпизодах мошенничества. Такое же обвинение было предъявлено и супругу, и его подчиненному Петрову.

Адвокат Губанова Софья Хорава заявила WN, что вынесенный приговор не соответствует фактическим материалам уголовного дела. На момент возбуждения дела у компании не было ущерба. А обвинение строилось лишь на показаниях свидетелей и расчете ущерба бухгалтером организации. При этом ни одной финансовой экспертизы следствие так и не назначило.

Хочу отметить, что на момент возбуждения дела не было никакого ущерба.

При этом представитель компании обратился в полицию. Нам непонятно, на каком основании было возбуждено дело. Сумма ущерба в ходе следствия выросла от 1 миллиона рублей до 3-х. Вопрос суммы очень спорный, так как по делу не была назначена бухгалтерская экспертиза. Ущерб посчитали сами сотрудники АО, абсолютно не специалисты. На мой взгляд, это «филькина грамота», — рассказала WN адвокат.

По ее словам, Трощенкова вернула деньги по первому требованию компании. Потерпевшая сторона даже не успела подать заявление. Фактически ущерба не было.

— Защита выступает категорически против квалификации обвинения по статье «Мошенничество». Для факта мошенничества нужен умысел, направленный на невозврат денежных средств. Этого в деле нет. Также необходим обман. Трощенкова предоставила свои документы и подписала трудовой договор. И само АО было не против того, чтобы девушка у них трудоустроилась. Ее переводили из отдела в отдел, и руководство подписывало все документы. Елизавету увольняли и опять принимали на работу. О каком «против воли» можно здесь говорить? — продолжила Софья Хорава.

Это интересно:  Дознание в органах внутренних дел

— После столь жестокого приговора мы провели исследование и пришли к выводу, что следствие неправильно определило территориальную подсудность.

Дело должно было слушаться в другом суде. Деньги Трощенковой перечислялись с банковского счета, расположенного в ЦАО. На сегодняшний день из приговора непонятно, кто потерпевший — то ли АО «Особые экономические зоны», то ли Минэкономразвития.

Адвокат отметила, что во время процесса, в день, когда Трощенкова и Губанов должны были давать показания, судья огласил поступившее к нему постановление и справку по результатам проведения оперативно-розыскных мероприятий в отношении подсудимых. В документе говорилось, что супруги приобрели авиабилеты по маршруту «Москва — Ницца». Якобы они хотели скрыться от правосудия через Белоруссию. Однако никаких билетов, по словам обвиняемых, они никогда не бронировали и не приобретали.

— Это для нас было как гром среди ясного неба.

От услышанного Трощенкова стала плакать в зале заседания.

Очевидно, что это было давление на суд и полное вранье. Они этого не совершали. Елизавета и Владимир уверены, что это сделали сотрудники ФСБ РФ, которые владели их анкетными данными, либо это лица из госструктур, которые преследовали своей целью очернить людей перед вынесением приговора, — заявила юрист. — Трощенкова дважды обращалась с жалобами в управление ФСБ РФ по данному факту, однако все безрезультатно. В настоящее время она подала в Следственный комитет РФ заявление о возбуждении уголовного дела за использование ее личных данных. Главная цель — это установить откуда, с каких устройств, для чего, и кто мог это сделать. Пока заявление находится на рассмотрении и никакого решения по нему не принято.

В апелляционных жалобах защита осужденных потребовала вернуть дело прокурору на доследование. А если суд все-таки решит, что приговор законный и обоснованный, то адвокаты будут настаивать на условном сроке для Трощенковой и ее мужа. А также — на отсрочке приговора для спортсменки.

У Елизаветы есть 3-летний сын. Но суд не дал ей отсрочку наказания, пока ребенку не исполнится 14.

Мальчик остался без родителей. Мосгорсуд пока не назначил дату рассмотрения жалоб.

Кстати, по похожему обвинению получил 4 года колонии отец полковника Дмитрия Захарченко. Он получал зарплату в течение нескольких лет как советник московского банка, даже не выезжая за пределы Ростовской области.

Статья написана по материалам сайтов: whitenews.press.

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector