+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Виды преступлений по русской правде

Уголовно-правовые нормы содержатся в Русской Правде и княжеских уставах. На языке Русской Правды преступления назывались «обидой».

Существовал ряд особенностей в понятии преступления:

· Любое нанесение кому-либо материального, физического и морального вреда считалось преступлением (например, «ввод в церковь животных», «моление у воды» и т.д.). То есть преступным считалось только то, что причиняло непосредственный ущерб конкретному человеку, его личности или имуществу.

· Субъектами преступления были: феодалы, городские люди, крестьяне. Холопы за совершенные преступления подлежали другой ответственности. За действия холопа отвечает его господин. Однако в некоторых случаях потерпевший может сам расправиться с холопом-обидчиком, не обращаясь к государственным органам. До середины XI в. холопа, ударившего свободного человека, можно было убить. После князя Ярослава это было запрещено, раба можно было только связать и бить, либо взять выкуп с его хозяина.

· Русская Правда не знает еще возрастного ограничения уголовной ответственности, не знает также понятия вменяемости, но ей уже известно понятие соучастия. Правда, проблема соучастия решалась просто: все соучастники преступления отвечали поровну, независимо от участия каждого в преступлении.

· Русская правда различает ответственность в зависимости от субъективной стороны преступления. В ней нет различия между умыслом и неосторожностью, но различаются два вида умысла – прямой и косвенный. Это отмечается при ответственности за убийство: убийство в разбое наказывается высшей мерой наказания – потоком и разграблением, убийство же «в сваде» (ссоре, драке) – только вирой. Впрочем, некоторые исследователи полагают, что здесь ответственность зависит не от формы умысла, а от характера самого преступления: убийство в разбое -это низменное убийство, а убийство в драке может быть оправдано с моральной точки зрения. Если человек убил вора в своем дворе, он освобождался от наказания. Если преступление было совершено в пьяном виде, оно считалось более легким и, следовательно, наказывалось меньше. Кроме того, Русская Правда отличает покушение от окончательного преступления. По субъективной стороне различается и ответственность за банкротство: преступным считается только умышленное банкротство. Что касается объективной стороны состава преступления, то Русская Правда еще не знает преступлений, совершаемых путем бездействия.

· Наиболее ярко сословная природа древнерусского права проявляется при анализе объекта преступного посягательства. Ответственность резко различалась в зависимости от положения потерпевшего. Так, за убийство свободного человека платилась вира в 40 гривен. Жизнь «княжеского мужа» оценивалась двойной вирой в 80 гривен. Жизнь зависимых людей оценивалась в 12 и 5 гривен, которые даже не назывались вирой. Жизнь, честь, имущество холопов не охранялись совсем, так как они не были субъектами права.

Жизнь женщин и мужчин защищалась неодинаково. Так, в Русской Правде есть статья, в которой говорится, что за убийство женщины положено такое же наказание, как за убийство мужчины, в том случае, если она не была виновата (если не давала повод к гневу и убийству). Если бы в судебной практике не было колебаний по этому поводу, не было бы смысла вводить эту статью.

Виды преступлений. Русская Правда знает лишь два рода преступлений – против личности и имущественные. В ней нет ни государственных, ни должностных, ни иных родов преступлений. Однако это не означало, что выступления против княжеской власти проходили безнаказанно. Просто в таких случаях применялась непосредственная расправа без суда и следствия. Так, князь Изяслав, вернувшись с польским войском в Киев, немедленно казнил всех, принимавших участие в восстании 1068 года. Таким образом, организация восстаний против князя и участие в них карались смертной казнью, Также наказывалась измена, нарушение вассальной верности.

Каждый из родов включал в себя довольно разнообразные виды преступлений. Назовем следующие преступления против личности:

Убийства. За убийство в ссоре (на пиру, под влиянием внезапного возбуждения) полагался штраф; за убийство в разбое (определялось чисто внешними признаками) – рабство и конфискация имущества. Хотя Русская Правда не предусматривала наказания за убийство князя, княгини, представителей церковных властей, другие источники свидетельствуют, что такие преступления наказы вались смертной казнью.

Телесные повреждения (им посвящено очень много статей в кодексах):

· раны, наносимые оружием;

· удары, наносимые рукой, палкой или другими предметами;

· отнятие руки, ноги, глаза (подробно оговаривалось повреждение каждой части тела).

Преступления против чести (оскорбление действием или словом). Русская Правда отличает только оскорбление действием:

· вырывание волос, бороды и усов;

· толкание к себе и от себя.

Княжеские уставы знают и состав оскорбления словам, где объектом преступления нанялась преимущественно честь женщины. Этот вид преступления относился к церковной юрисдикции (хотя церковь наказывала и за оскорбление действием). За оскорбление словом замужней женщины – жены боярина – налагался штраф 5 гривен золота в пользу пострадавшей и 5 – в пользу епископа; за оскорбление жены крестьянина – 5 гривен серебра церкви.

Среди имущественных преступлении наибольшее внимание уделено краже. Кража в Киевской Руси называлась татьба, а вор – тать. Разные редакции Русской Правды предусматривают разные виды наказаний за кражи. Наиболее тяжкими видами татьбы считались:

· кража из закрытых помещений;

· поджог жилых и нежилых помещений.

К имущественным преступлениям также относились:

· порча межевых знаков;

· порча бортных деревьев;

· злонамеренное повреждение скота оружием;

· повреждение оружия и платья;

· злостное нежелание признать долг.

Русская Правда выделяет недозволенное пользование чужим имуществом. Так за пользование чужой лошадью налагался штраф 3 гривны (в те времена это звучало так же, как сейчас угон машины).

В княжеских уставах говорится о преступлениях против церкви и против семьи. К преступлениям против церкви относились:

· ввод в церковь птиц и животных;

· моление под овином, в рощах, у воды (имеются в виду старые языческие обряды);

· урекание (оскорбление словом);

· зелейничество (употребление ядовитых трав во вред другим).

Насаждая новую форму брака, церковь усиленно боролась против остатков языческих традиций, поэтому к преступлениям против семьи относились:

· брак между родственниками в недозволенных степенях родства и свойства;

· двоеженство (штраф 40 гривен);

· самовольный развод (12 гривен).

Русская Правда: понятие, состав, виды преступлений; цели и виды наказаний

· Древнерусское законодательство большое внимание уделяетуго­ловному праву. Ему посвящено много статей Русской Правды, уголовно-правовые нормы есть и в княжеских уставах.

· Своеобразно трактует Русская Правда общее понятие пре­ступления: преступно только то, что причиняет непосредственный ущерб конкретному человеку, его личности или имуществу. Отсюда и термин для обозначения преступления — «обида».

· Соответственно пониманию преступления как «обиды» строится в Русской Правде и система преступлений. Русская Правда знает лишь два рода преступлений — против личности и имущественные. В ней нет ни государственных, ни должностных, ни иных родов преступле­ний. Это не означало, конечно, что выступления против княжеской власти проходили безнаказанно. Просто в таких случаях применялась непосредственная расправа без суда и следствия. Вспомним, как пос­тупила княгиня Ольга с убийцами своего мужа.

· В уголовном праве особенно ярко проявляется классовая природа феодального права, открыто встающего на защиту господствующего класса и пренебрегающего интересами трудящихся. Это отчетливо видно при рассмотрении отдельных элементов состава преступления. Так, субъектом преступления может быть любой человек, кроме холо­па. За действия холопа отвечает его господин. Однако в некоторых случаях потерпевший может сам расправиться с холопом-обидчиком, не обращаясь к государственным органам, вплоть до убийства холо­па, посягнувшего на свободного человека.

· Русская Правда не знает еще возрастного ограничения уголовной ответственности, понятия невменяемости. Состояние опьянения не исключает ответственности. В литературе высказывалось суждение, что опьянение по Русской Правде смягчало ответственность (убийст­во на пиру). В действительности при убийстве в драке имеет значение не состояние опьянения, а элемент простой ссоры между равными людьми. Больше того, Русская Правда знает случаи, когда опьянение вызывает повышенную ответственность. Так, если хозяин бьет закупа под пьяную руку, то теряет этого закупа со всеми его долгами; купец, пропивший доверенный ему чужой товар, отвечает не только в граж­данском, но и в уголовном порядке, притом весьма строго.

· Русской Правде известно понятие соучастия. Эта проблема реша­ется просто: все соучастники преступления отвечают поровну, распре­деление функций между ними пока не отмечается.

· Русская Правда различает ответственность в зависимости от субъ­ективной стороны преступления. В ней нет различия между умыслом и неосторожностью, но различаются два вида умысла — прямой и кос­венный. Это отмечается при ответственности за убийство: убийство в разбое карается высшей мерой наказания — потоком и разграблени­ем, убийство же в «сваде» (драке) — только вирой. Впрочем, некото­рые исследователи полагают, что здесь ответственность зависит не от формы умысла, а от характера самого преступления: убийство в раз­бое — это низменное убийство, а убийство в драке все-таки как-то может быть оправдано с моральной точки зрения. По субъективной стороне различается и ответственность за банкротство: преступным считается только умышленное банкротство. Состояние аффекта ис­ключает ответственность.

· Что касается объективной стороны состава преступления, то по­давляющее число преступлений совершается путем действия. Лишь в весьма немногих случаях наказуемо и преступное бездействие (утайка находки, длительное невозвращение долга).

· Наиболее ярко классовая природа древнерусского права выступа­ет при анализе объекта преступного посягательства. Ответственность резко различается в зависимости от социальной принадлежности по­терпевшего. Так, за убийство основной массы свободных людей пла­тится вира в 40 гривен. Жизнь представителей верхушки феодалов оце­нивается двойной вирой в 80 гривен. Жизнь же зависимых людей оце­нивается в 12 и 5 гривен, которые даже не называются вирой.

· Русская правда знает лишь два родовых объекта преступления — личность человека и его имущество. Отсюда, как уже упоминалось, только два рода преступлений. Однако каждый из родов включает в себя довольно разнообразные виды преступлений. Среди преступле­ний против личности следует назвать убийство, телесные поврежде­ния, побои, оскорбление действием. В уставах князей Владимира Святославича и Ярослава рассмат­риваются также половые преступления и преступления против семей­ных отношений, подлежащие церковному суду, — самовольный раз­вод, прелюбодеяние, похищение женщины, изнасилование и др.

· Среди имущественных преступлений наибольшее внимание Русская Правда уделяет краже (татьбе). Наиболее тяжким видом татьбы счи­талось конокрадство, ибо конь был важнейшим средством производ­ства, а также и боевым имуществом. Известно и преступное уничто­жение чужого имущества путем поджога, наказуемое потоком и раз­граблением. Суровость наказания за поджог определяется, очевидно, тремя обстоятельствами. Поджог — наиболее легкодоступный, а по­тому и наиболее опасный способ уничтожения чужого имущества. Он нередко применялся как средство классовой борьбы, когда закабаляе­мые крестьяне хотели отомстить своему господину. Наконец, поджог имел повышенную социальную опасность, поскольку в деревянной Руси от одного дома или сарая могло сгореть целое село или даже го­род. В зимних условиях это могло привести и к гибели массы людей, оставшихся без крова и предметов первой необходимости.

Система наказаний

· Высшей мерой наказания, , был поток и раз­грабление. Во всяком случае, в разное время и в разных местах поток и разграбление понимался по-разному. Иногда это означало убийство осужденного и прямое растаскивание его имущества, иногда — изгнание и конфискацию иму­щества, иногда — продажу в холопы.

· Следующей по тяжести мерой наказания была вира, назначавшая­ся только за убийство. Если за преступника расплачивалась его вервь, то это называлось дикой вирой.

· До второй половины XI в. в качестве наказания за убийство при­менялась кровная месть, отмененная в Русской Правде сыновьями Ярослава Мудрого.

· За основную массу преступлений наказанием была так называе­мая продажа — уголовный штраф. Ее размеры были различны в зави­симости от преступления.

· Виры и продажи, шедшие в пользу князя, сопровождались возме­щением ущерба потерпевшему или его семье. Вире сопутствовало головничество, размер которого нам неизвестен, продаже — урок.

· За преступления, отнесенные к компетенции церковного суда, при­менялись специфические церковные наказания — эпитимьи. Так, ви­зантийский закон предусматривал, например, за блуд с сестрой 15 лет «поститися и плаката»; легкой эпитимьей считались 500 поклонов в день. Эпитимья часто соединялась с государственной карой. По мне­нию С. В. Юшкова, церковь применяла кроме эпитимий членовредительные наказания и тюремное заключение.

10. Русская Правда: судебный процесс; виды судебных доказа­тельств.

· Древнерусское право еще не знало достаточно четкого разграни­чения междууголовным и гражданским процессом, хотя, конечно, не­которые процессуальные действия (например, гонение следа, свод) мог­ли применяться только по уголовным делам. Во всяком случае и по уголовным, и по гражданским делам применялся состязательный (об­винительный) процесс, при котором стороны равноправны и сами яв­ляются двигателем всех процессуальных действий. Даже обе стороны в процессе назывались истцами.

· Русская Правда знает две специфические процессуальные фор­мы досудебной подготовки дела—гонение следа и свод.

· Гонение следа — это отыскание преступника по его следам. Закон предусматривает специальные формы и порядок проведения этого процессуального действия. Если след привел к дому конкретного чело­века, считается, что он и есть преступник Если след привел просто в село, ответственность несет вервь Если след потерялся на большой дороге, то на этом поиск прекра­щается.

· Если ни утраченная вещь, ни похититель не найдены, потерпевше­му ничего не остается, как прибегнуть к закличу, т. е. к объявлению на торговой площади о пропаже, в надежде, что кто-нибудь опознает украденное или потерянное имущество у другого лица. Человек, у ко­торого обнаружится утраченное имущество, может, однако, заявить, что он приобрел его правомерным способом, например купил.

· Тогда начинается процесс свода. Владелец имущества должен доказать до­бросовестность его приобретения, т. е. указать лицо, у которого он приобрел вещь. При этом требуются показания двух свидетелей или мытника — сборщика торговых пошлин.

· Закон предусматривает определенную систему доказа­тельств. Среди них важное место занимают показания свидетелей. Древнерусское право различало две категории свидетелей — видоков и послухов. Видоки — это свидетели, в современном смысле слова — очевидцы факта. Послухи — более сложная категория. Это лица, ко­торые слышали о случившемся от кого-либо, имеющие сведения из вторых рук. Иногда под послухами понимали и свидетелей доброй сла­вы сторон. Они должны были показать, что ответчик или истец — люди, заслуживающие доверия. Не зная даже ничего о спорном фак­те, они просто как бы давали характеристику той или иной стороне в процессе. Впрочем, уже Русская Правда не всегда выдерживает четкое различие между послухами и видоками.

· В Древнерусском государстве появляется и целая система формаль­ных доказательств — ордалии. Среди них следует назвать судебный поединок — «поле». Победивший в поединке выигрывал дело, пос­кольку считалось, что бог помогает правому. В Русской Правде и иных законах Киевского государства о поле не упоминается, что дало осно­вание некоторым исследователям сомневаться в его существовании. Однако иные источники, в том числе иностранные, говорят о практи­ческом применении поля.

· Другим видом суда божьего были испытания железом и водой. Испытание железом применялось тогда, когда не хватало иных дока­зательств, причем в более серьезных случаях, чем испытание водой. Русская Правда, посвящающая этим ордалиям три статьи, не раскры­вает техники их проведения. Более поздние источники сообщают, что испытание водой проводилось путем опускания связанного человека в воду, причем если он тонул, то считался выигравшим дело.

· Особым видом доказательства была присяга — «рота». Она при­менялась, когда не было других доказательств, но, разумеется, по не­большим делам. Ротой можно было подтвердить наличие какого-ни­будь события или, наоборот, его отсутствие.

· В некоторых случаях имели доказательственное значение внеш­ние признаки и вещественные доказательства. Так, наличие синяков и кровоподтеков было достаточно для доказательства избиения.

· Исследователи полагают, что в церковном суде применялся и ин­квизиционный (розыскной) процесс со всеми его атрибутами, в том числе и с пыткой.

· В Русской Правде видны определенные формы обеспечения испол­нения судебного решения, например, взыскание виры с убийцы. Спе­циальное должностное лицо — вирник приезжал в дом осужденного с многочисленной свитой и терпеливо ждал уплаты виры, получая каж­дый день обильное натуральное содержание. В силу этого преступни­ку выгодней было как можно быстрее разделаться со своим долгом и избавиться от неприятных гостей.

11. Русские княжества в условиях политической раздробленности (Киевское, Владимиро-Суздальское, Галицко-Волынское). Осо­бенности феодальных отношений, развитие княжеской власти.

Факторы, вызвавшие распад Киевской Руси, разнооб­разны. Сложившаяся к этому времени система нату­рального хозяйства способствовала изоляции от­дельных хозяйственных единиц (семья, община, удел, земля, княжество), каждая из них была самообеспечивающейся, по­треблявшей весь продукт, который она производила. Товар­ный обмен практически отсутствовал.

Наряду с экономическими предпосылками раздробленнос­ти существовали и социально-политические. Представители феодальной верхушки (боярство), превратившись из военной элиты (дружинников, княжьих мужей) в землевладельцев, стремились к политической самостоятельности. Шел процесс «оседания дружины на землю». В финансовой области он со­провождался превращением дани в феодальную ренту. Услов­но эти формы можно разделить следующим образом: дань взи­малась князем на том основании, что он являлся верховным правителем и защитником всей территории, на которую рас­пространялась его власть; рента взималась собственником земли с тех, кто проживал на этой земле и пользовался ею.

Период раздробленности — закономерный этап в развитии феодализ-

ма, связанный прежде всего с укреплением крупной земельной собст-

венности и установлением зависимости крестьян от феодалов. Местные

князья и бояре сумели создать свой аппарат управления и подавления,

настолько сильный, что могли обходиться без помощи великого князя.

Раннефеодальное государство (политически относительно централизо-

ванное) способствовало этому процессу и в конце концов распалось,

уступив место многим княжествам и самостоятельным землям. Местные

княжества в целом сохранили систему органов власти и управления,

сложившуюся в период Древнерусского государства; княжеская власть,

совет при князе, дворпово-вотчинная система управления и система корм-

ления. Сохранялись и отношения сюзеренитета, основанные на иерар-

хии земельной собственности и ее атрибуте — политической власти. Все

эти отношения существовали в рамках отдельных земель, отдельных

княжеств, не охватывая всей территории Руси. Естественное для феода-

лизма натуральное хозяйство, отсутствие развитых экономических, тор-

говых связей были типичными для периода раздробленности. И именно

это способствовало определенному историческому прогрессу (безус-

ловно, временному), требуя совершенствования, развития производи-

тельных сил, производства собственными силами всего необходимого. В

дальнейшем развитие экономики привело к появлению еще большего

количества городов, торгово-ремесленных центров, к развитию товарно-

денежных отношений, торговых связей, т.е. к появлению предпосылок

преодоления феодальной раздробленности и складывания единого, цель-

ного, централизованного государства.

Период феодальной раздробленности характерен бесконечными вой-

нами, распрями, междоусобицами, разорявшими крестьянство, города,

ослаблявшими военную мощь Руси. Они затрудняли борьбу русского

народа с иноземными захватчиками, способствовали тому, что многие

русские княжества потеряли независимость.

Владимиро-Суздальское княжество расценивается как классичес­кий образец русского княжества периода феодальной раздробленнос­ти. К этому есть ряд оснований. Во-первых, оно занимало огромную территорию северо-восточных земель — от Северной Двины до Оки и от истоков Волги до впадения Оки в Волгу. Владимиро-Суздальская Русь стала со временем центром, вокруг которого объединялись рус­ские земли, складывалось Русское централизованное государство.* На территории Владимиро-Суздальского княжества образовалась Моск­ва, ставшая со временем столицей великого государства.

Во-вторых, именно во Владимиро-Суздальское княжество перешел из Киева великокняжеский титул. Все владимиро-суздальские князья, потомки Мономаха — от Юрия Долгорукого (1125 —1157) вплоть до Даниила Московского (1276 — 1303) — носили великокняжеский ти­тул. Это ставило Владимиро-Суздальское княжество в центральное положение по сравнению с другими русскими княжествами периода феодальной раздробленности.

В-третьих, во Владимир была перенесена митрополичья кафедра. После разорения Батыем Киева в 1240 г. на смену митрополиту — греку Иосифу константинопольский патриарх поставил в 1246 г. в качестве главы русской православной церкви русского по происхождению мит­рополита Кирилла. В своих разъездах по епархиям Кирилл явно отдавал предпочтение Северо-Восточной Руси. А уже следующий за ним митрополит Максим в 1299 г., «не терпя насилья татарского», покинул митрополию в Киеве. В 1300 г. он уже окончательно «седе в Володимере и со всем клиром своим». Максим первым из митрополи­тов присвоил себе титул митрополита «всея Руси».

Это интересно:  Статистика преступлений в России за 2019 год

Ростов Великий и Суздаль — два древнейших русских города, пер­вый из которых упоминается в летописи под 862 г., второй — под 1024 г. Эти важные северо-восточные русские центры издревле дава­лись великими киевскими князьями в уделы своим сыновьям. Влади­мир Мономах основал в 1108 г. г. Владимир на Клязьме и дал его в удел семнадцатилетнему сыну Андрею. Город вошел в состав Ростово-Суздальского княжества, великокняжеский престол которого зани­мал старший брат Андрея — Юрий Владимирович Долгорукий. Пос­ле смерти Юрия Долгорукого его сын Андрей Боголюбский (1157 — 1174) перенес столицу из Ростова во Владимир. С тех пор и берет свое начало Владимиро-Суздальское княжество.

Следует сказать, что Владимиро-Суздальское княжество недолгое время сохраняло единство и целостность. Вскоре после своего возвы­шения при великом князе Всеволоде Юрьевиче Большое Гнездо (1176 —1212) оно стало дробиться на мелкие княжества. В начале ХШ в. от него отделилось Ростовское княжество, в 70-х годах того же века при младшем сыне Александра Ярославича Невского (1252 — 1263) — Данииле — самостоятельным стало Московское княжество.

Общественный строй. Экономическое состояние Владимиро-Суз­дальского княжества достигло своего расцвета во второй половине XII — начале XIII в. при великих князьях Андрее Боголюбском и Все­володе Большое Гнездо. Могущество Владимиро-Суздальской Руси символизировали два великолепных храма, воздвигнутых во Влади­мире во второй половине XII в., — Успенский и Дмитриевский собо­ры, а также церковь Покрова на Нерли, построенная на восточных подступах ко Владимиру. Воздвижение подобных архитектурных сооружений было возможно лишь при наличии хорошо налаженного хозяйства.

Русские люди, переселившиеся с юга, размещались на земле, кото­рую издавна заселяли финские племена. Однако они не вытесняли древ­нее население края, в основном мирно уживались с ним. Дело облег­чалось тем, что у финских племен не было своих городов, а славяне строили города-крепости. Всего в XII — начале XIII в. было возведе­но около ста городов, ставших центрами более высокой культуры.

Структура класса феодалов во Владимиро-Суздальском княжест­ве мало отличалась от киевской. Однако здесь появляется новая кате­гория мелких феодалов — так называемые дети боярские. В XII в. по­является и новый термин — «дворяне».

К господствующему классу относилось также и духовенство. Ду­ховенство во всех русских землях было организовано по правилам Номоканона и по церковным уставам первых христианских князей — Владимира Святого и Ярослава Мудрого. Разрушив русские города и превратив Русь в подчиненное государство, монголо-татары сохра­нили тем не менее организацию православной церкви. Так легче было управлять покоренным народом. Привилегии церкви оформлялись ярлыками, выдаваемыми ханами. Древнейший из дошедших до нас — ярлык хана Менгу-Темира (1266 —1267). Согласно ханским ярлыкам гарантировались неприкосновенность веры, богослужения и канонов русской церкви, подсудность духовенства и других церковных лиц церковным судам, за исключением дел о разбое и убийстве, освобож­дение от податей, повинностей и пошлин.

Политическая система. Владимиро-Суздальское княжество пред­ставляло собой раннефеодальную монархию с сильной великокняжес­кой властью. Уже первый ростово-суздальский князь — Юрий Долго­рукий — характеризуется как сильный монарх, сумевший покорить в 1154 г. Киев, где он посадил своего сына Андрея, бежавшего, правда, оттуда через год. В 1169 г. Андрей Боголюбский вновь завоевал Киев, но не остался на киевском престоле, а вернулся во Владимир. Он су­мел подчинить ростовских бояр, за что получил в русских летописях характеристику «самовластца» Владимиро-Суздальской земли. Пос­ле смерти Всеволода Большое Гнездо Владимиро-Суздальское княжес­тво стало дробиться на ряд более мелких, однако владимирский стол на протяжении XIII—XIV вв. все же традиционно расценивался как великокняжеский, первейший престол даже в пору монголо-татарского ига. Монголо-татары оставили нетронутыми внутреннее государ­ственное устройство и право русского народа, в том числе и родовой порядок преемства великокняжеской власти.

Великий князь владимирский опирался в своей деятельности на дружину, при помощи которой создавалось военное могущество княжества. Из дружины, как и в киевские времена, формировался Со­вет при князе. В него входили и представители духовенства, а после перенесения митрополичьей кафедры во Владимир — сам митропо­лит. Совет сосредоточивал бразды правления всем Владимиро-Суздальским княжеством, в него входили наместники-дружинники, управ­лявшие городами.

Великокняжеским дворцом управлял дворецкий или дворский, который являлся вторым по значению лицом в государственном ап­парате. Ипатьевская летопись упоминает в 1175 г. о тиунах, мечниках и детских, которые также относились к числу княжеских чиновников. Очевидно, что Владимиро-Суздальское княжество унаследовало от Киевской Руси дворцово-вотчинную систему управления.

Местное управление было сосредоточено в руках наместников, посаженных в городах, и волостелей — в сельской местности. Органы управления вершили и суд в подведомственных землях. Как упомина­ет об этом Ипатьевская летопись, посадники «многу тяготу людем сим створиша продажами и вирами».

До перенесения митрополичьей кафедры во Владимир во Влади­миро-Суздальском княжестве было несколько епархий, возглавляв­шихся архиепископами или епископами. Кандидаты в епископы изби­рались на соборах высшего духовенства при участии великого князя и посвящались в сан митрополитами. Епархии делились на округа во главе с церковными десятниками. Низшую единицу церковной орга­низации составляли приходы во главе со священниками. К «черному» духовенству принадлежали монахи и монахини во главе с настоятеля­ми монастырей. Монастыри часто основывались князьями, летопис­цы с любовью отзывались о таких князьях, как Юрий Долгорукий, Всеволод Большое Гнездо и др. Монастыри в Северо-Восточной Руси появились уже в XI в, как, например, Авраамиевский монастырь в Ро­стове Великом, и по сей день изумляющий нас своим величием и кра­сотой.

Право. К сожалению, до нас не дошли источники права Владимиро-Суздальского княжества, но нет сомнения, что в нем действовали общенациональные законодательные своды Киевской Руси. Правовая система состояла из источников светского права и церковно-правовых источников. Светское право было представлено Русской Прав­дой, которая дошла до нас в большом количестве списков, составлен­ных во Владимиро-Суздальском княжестве в XIII — XIV вв., что сви­детельствует о ее широком распространении в Северо-восточной Руси. Церковное право представляли общерусские уставы первых христи­анских князей — Устав кн. Владимира о десятинах, церковных судах и людях церковных, а также Устав кн. Ярослава о церковных судах. Эти источники права дошли также в большом количестве списков, со­ставленных во Владимиро-Суздальском княжестве.

Вероятно, великие князья владимирские конкретизировали общие положения этих уставов применительно к конкретным епархиям, но нет сомнения, что общие положения этих законодательных сводов были незыблемыми. Особое значение они приобрели после перенесе­ния митрополичьей кафедры во Владимир.

Система управления Владимирской земли мало отличается от

управления Киевского государства: существовала дворпово-вотчинная

система управления, во главе которой стоял дворецкий; на местах

сидели представители княжеской власти — наместники и волостели,

осуществлявшие функции управления и суда и получавшие так

называемый корм» с населения (отсюда и название системы —

Во Владимиро-Суздальском княжестве действовала Русская Правда.

Большинство списков Русской Правды (Пространной редакции) нахо-

дится в сборниках, составленных в северо-восточной Руси. Ряд норм

Русской Правды вошел в дошедший до нас памятник «Правосудие

митрополичье», составленный, очевидно, в северо-восточной Руси в

конце XIII в. — начале XIV в

Юго-западные княжества Руси — Владимиро-Волынское и Галицкое, — объединившие земли дулебов, тиверцев, хорватов, бужан, во­шли в состав Киевской Руси в конце Х в. при Владимире Святославиче. Однако политика великих киевских князей относительно Волыни и Галичины не находила поддержки среди местной земельной знати, и уже с конца XI в. началась борьба за обособление этих земель, хотя Волынская земля традиционно имела тесные связи с Киевом. Волынь до середины XII в. не имела собственной династии князей. Ею, как правило, непосредственно управляли из Киева или временами за Вла­димирским столом сидели киевские ставленники.

Формирование Галицкого княжества началось во второй полови­не XI в. Этот процесс связан с деятельностью основателя галицкой династии князя Ростислава Владимировича, внука Ярослава Муд­рого.

Расцвет Галицкого княжества приходится на время правления Ярослава Осмомысла (1153 — 1187), который давал решительный от­пор наседавшим на него венграм и полякам и вел ожесточенную борь­бу против боярства. Со смертью его сына Владимира Ярославича ди­настия Ростиславичей прекратила свое существование, а в 1199 г. владимиро-волынский князь Роман Мстиславич овладел Галицким кня­жеством и объединил галицкие и волынские земли в единое Галицко-Волынское княжество. Центром его был Галич, затем — Холм, а с 1272 г. — Львов. Победные походы дружин Романа на Литву, Поль­шу, Венгрию и половцев создали ему и княжеству высокий междуна­родный авторитет.

После смерти Романа (1205) западные земли Руси вновь вступи­ли в полосу смут и княжеско-боярских междоусобиц. Наибольшей остроты борьба феодальных группировок западных земель Руси до­стигла при малолетних сыновьях Романа Мстиславича — Данииле и Васильке.

Галицко-Волынское княжество распалось на уделы — Галицкий, Звенигородский и Владимирский. Это дало возможность Венгрии, где при дворе короля Андрея II воспитывался юный Даниил, постоянно вмешиваться в галицко-волынские дела, а вскоре и оккупировать за­падно-русские земли. Боярская оппозиция не была такой организо­ванной и зрелой, чтобы превратить Галицкую землю в боярскую рес­публику, но имела достаточно сил, чтобы организовывать бесконечные заговоры и бунты против князей.

Незадолго до нашествия орд Батыя Даниил Романович сумел пре­одолеть оппозицию со стороны могущественных галицких и волынских бояр и в 1238 г. с триумфом вступил в Галич. В борьбе против феодальной оппозиции власть опиралась на дружину, городские вер­хи и служилых феодалов. Народные массы решительно поддержива­ли объединительную политику Даниила. В 1239 г. галицко-волынское войско овладело Киевом, но успех был кратковременным.

Надеясь создать при помощи папы антиордынскую коалицию в европейском масштабе, Даниил Романович согласился принять пред­ложенную ему Иннокентием IV королевскую корону. Коронация со­стоялась в 1253 г. во время походов на литовских ятвягов в неболь­шом городе Дорогичине вблизи западной границы княжества. Римская курия обратила внимание на Галичину и Волынь, надеясь распрос­транить на этих землях католичество. В 1264 г. Даниил Романович умер в Холме. После его смерти начался упадок Галицко-Волынского княжества, распавшегося на четыре удела.

В XIV в. Галицию захватила Польша, а Волынь — Литва. После Люблинской унии 1569 г. галицкие и волынские земли вошли в состав единого многонационального польско-литовского государства — Речи Посполитой.

Общественный строй. Особенностью общественного устройства Галицко-Волынского княжества являлось то, что там создалась мно­гочисленная группа боярства, в руках которой сосредоточились поч­ти все земельные владения. Однако процесс образования крупного феодального землевладения проходил не везде одинаково. В Галичине его рост опережал образование княжеского домена. На Волыни, наоборот, наряду с боярским значительное развитие получило домениальное землевладение. Объясняется это тем, что именно в Галичине раньше, чем в Волыни, созрели экономические и политические пред­посылки более быстрого роста крупного феодального землевладения. Княжеский домен начал складываться тогда, когда преобладающая часть общинных земель была захвачена боярами и для княжеских вла­дений круг свободных земель был ограничен. К тому же галицкие князья, стремясь заручиться поддержкой местных феодалов, раздава­ли им часть своих земель и тем самым уменьшали княжеский домен.

Наиболее важную роль среди феодалов Галицко-Волынского кня­жества играло галицкое боярство — «мужи галицкие». Они владели крупными вотчинами и зависимыми крестьянами. В источниках XII в. предки галицких бояр выступают в качестве «княжих мужей». Сила этого боярства, расширявшего пределы своих владений и ведшего крупную торговлю, непрерывно возрастала. Внутри боярства шла постоянная борьба за земли, за власть. Уже в XII в. «мужи галицкие» выступают против любых попыток ограничения их прав в пользу кня­жеской власти и растущих городов.

Другую группу составляли служилые феодалы, источниками зе­мельных владений которых были княжеские пожалования, конфиско­ванные и перераспределяемые князьями боярские земли, а также са­мочинные захваты общинных земель. В подавляющем большинстве случаев они владели землей условно, пока служили, т. е. за службу и под условием службы. Служилые феодалы поставляли князю войско, состоявшее из феодально-зависимых крестьян. На них и опирались галицкие князья в борьбе с боярством.

К господствующему классу Галицко-Волынского княжества при­надлежала и крупная церковная знать в лице архиепископов, еписко­пов, игуменов монастырей и других, которые также владели обшир­ными землями и крестьянами. Церкви и монастыри приобретали зе­мельные владения за счет пожалований и дарений князей. Нередко они, подобно князьям и боярам, захватывали общинные земли, а крестьян превращали в монастырских или церковных феодально-зависимых людей.

Основную массу сельского населения в Галицко-Волынском кня­жестве составляли крестьяне. И свободные и зависимые крестьяне именовались смердами. Преобладающей формой крестьянского вла­дения землей было общинное, позднее получившее название «двори­ще». Постепенно община распалась на индивидуальные дворы.

Процесс образования крупного земельного владения и формиро­вания класса феодалов сопровождался усилением феодальной зависи­мости крестьян и появлением феодальной ренты. Отработочная рента в XI — XII вв. постепенно сменяется рентой продуктами. Размеры фе­одальных повинностей устанавливались феодалами по своему усмот­рению.

Жестокая эксплуатация крестьян усиливала классовую борьбу, которая нередко принимала форму народных восстаний против фео­далов. Таким массовым выступлением крестьян было, например, вос­стание в 1159 г. при Ярославе Осмомысле.

Холопство в Галицко-Волынском княжестве сохранилось, но чис­ло холопов сократилось, многие из них были посажены на землю и слились с крестьянами.

В Галицко-Волынском княжестве насчитывалось свыше 80 горо­дов, в том числе крупнейшие — Берестье (позднее Брест), Владимир, Галич, Львов, Луцк, Перемышль, Холм и др. Самой многочисленной группой городского населения были ремесленники.

В городах располагались ювелирные, гончарные, кузнечные и стеклоделательные мастерские. Они работали как на заказчика, так и на рынок, внутренний или внешний. Большие доходы приносила соляная торговля. Будучи крупным торгово-промышленным центром. Галич быстро приобрел также значение культурного центра. В нем создавались известная Галицко-Волынская летопись и другие пись­менные памятники XII — XIII вв.

Государственный строй. Особенностью Галицко-Волынского кня­жества было то, что оно долгое время не делилось на уделы. После смерти Даниила Романовича оно распалось на Галицкую и Волын­скую земли, а затем каждая из этих земель стала в свою очередь дробиться. Особенностью являлось и то, что власть по существу на­ходилась в руках крупного боярства.

Поскольку галицко-волынские князья не обладали широкой эко­номической и социальной базой, их власть была непрочна. Она пере­давалась по наследству. Место умершего отца занимал старший из сыновей, которого остальные его братья должны были «чтити во от­цово место». Значительным политическим влиянием при сыновьях пользовалась вдова-мать. Несмотря на систему вассальной зависимос­ти, на которой строились отношения между членами княжеского дома, каждое княжеское владение политически было в значительной мере самостоятельным.

Хотя князья и выражали интересы феодалов в целом, тем не менее они не могли сосредоточить в своих руках всю полноту государствен­ной власти. Галицкое боярство играло крупнейшую роль в полити­ческой жизни страны. Оно распоряжалось даже княжеским столом — приглашало и смещало князей. История Галицко-Волынского княжест­ва полна примерами, когда князья, потерявшие поддержку боярства, вынуждены были покидать свои княжества. Характерны также и фор­мы борьбы бояр с неугодными князьями. Против них они приглаша­ли венгров и поляков, предавали смерти неугодных князей (так были повешены князья Игоревичи в 1208 г.), удаляли их из Галичины (в 1226 г.). Известен такой случай, когда боярин Володислав Кормильчич, не принадлежавший к династии, провозгласил себя в 1231 г. князем. Нередко во главе боярских мятежей, направленных против князя, стояли и представители духовной знати. В такой обстановке основной опорой князей были средние и мелкие феодалы, а также городские верхи.

Галицко-волынские князья обладали определенными администра­тивными, военными, судебными и законодательными полномочиями. В частности, они назначали должностных лиц в городах и волостях, наделяя их земельными владениями под условием службы, формаль­но являлись главнокомандующими всех вооруженных сил. Но каж­дый боярин имел свое военное ополчение, а поскольку полки галицких бояр часто превосходили численностью княжеские, в случае разногласий бояре могли спорить с князем, применяя военную силу. Верховная судебная власть князей в случае разногласия с боярами пе­реходила к боярской верхушке. Наконец, князья издавали грамоты, касающиеся различных вопросов управления, но они часто не при­знавались боярами.

Бояре осуществляли свою власть с помощью совета бояр. В его состав входили крупнейшие землевладельцы, епископы и лица, зани­мавшие высшие государственные должности. Состав, права, компе­тенция совета не были определены. Боярский совет созывался, как правило, по инициативе самого боярства. Князь не имел права со­звать совет по своему желанию, не мог издать ни одного государствен­ного акта без его согласия. Он ревностно охранял интересы боярства, вмешиваясь даже в семейные дела князя. Этот орган, не являясь фор­мально высшим органом власти, фактически управлял княжеством. Поскольку в состав совета входили бояре, занимавшие крупнейшие административные должности, ему фактически подчинялся весь госу­дарственный аппарат управления.

Уголовное право по Русской Правде 2 — реферат

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Кемеровский государственный университет

Кафедра теории истории государства и права

(дневное отделение, 1 курс)

Уголовное право по Русской Правде

Введение _________________________________________________ стр.3-4

1. Общая характеристика нормативно-правового акта

Русская правда___________________________________________ стр.5

2. Возникновение Русской Правды. Источники__________________ стр.6-8

3. Понятие об уголовном праве и его отличительные черты _______ стр.9-10

4. Уголовное право времен Русской правды

— общие сведения о преступного деяния______________________ стр.11-12

— виды наказаний по Русской правде_________________________ стр.13-15

— виды преступлений по Русской правде _____________________ стр.16-19

Список используемой литературы __________________________ стр.22

Список используемых источников __________________________ стр.23

Являясь одним из важнейших компонентов в системе права, уголовное

Право концентрирует на себе пристальное внимание представителей современной юридической науки и практики.

Актуальность изучения вопросов истории развития уголовного права

обусловлено тем, что во все времена существовали и, я думаю, будут существовать преступления. Причины, толкающие человека на преступление, многообразны, но преступление всегда было поступком, направленным против общественного или государственного строя, личности или имущества. Для облегчения и упорядочения борьбы с ними государство создало систему мер наказания, применяемых к лицам, признанным виновными в совершении преступления. С усложнением структуры государства, с развитием общества появляются новые “сферы”, в которых появляется возможность совершения преступления. Появляются новые виды преступлений. Преступления классифицируются по направленности и степени посягательства. Как следствие, усложняется система наказаний. С течением времени изменяется и само понятие преступления. Таким образом, уголовное право постоянно изменяется и развивается.

Изучение уголовного права в Древнерусском государстве привлекало и привлекает внимание многих известных историков. У каждого из специалистов в данной области сложились свои взгляды на историю.

Ю.П. Титов «Русская Правда не знала достаточно четкого определения понятия уголовно наказуемого деяния. На языке Русской правды преступление – это обиды, т.е. причинение материального, физического или морального ущерба определенному лицу. Понятия преступления как общественно опасного деяния еще не сложилось.»

Мое внимание заинтересовали работы М. Ф. Владимирского-Буданова, который интереснейшим «историческим языком» излагает в одной из своих энциклопедий историю русского уголовного права времен Русской правды. Все данные подтверждены статьями, что немаловажно.

М. Ф. Владимирский-Буданов: «Периоды истории уголовного права обыкновенно различаются по свойствам наказания, именно:

1) период мести и частных композиций;

2) период устрашающих кар;

З) период наказаний, основанных на вменении.

Те же три периода различаются и в истории русского уголовного права, совпадая с тремя периодами истории государственного права, именно: уголовное право Русской Правды , уголовное право Московского государства и уголовное право Империи. По этим эпохам изменяются не только свойства наказания, но и понятие о преступлении.»

В данной работе хотелось бы рассмотреть именно первый период истории уголовного права, а именно уголовное право по Русской правде.

Практическая актуальность моей работы отсутствует, так как все факты являются историей.

Научная актуальность заключается в слабой изученности проблемы.

В рамках представленной темы, поставлена следующая цель :

-следует разобрать виды преступлений по Русской правде

-также исследовать по данному нормативно-правовому акту виды наказаний

-показать в работе классовый характер уголовной политики Древнерусского государства.

Объектом исследования является государство и правовая система Древней Руси.

Предмет исследования – «Русская правда».

Общая характеристика нормативно-правового акта

Важнейшим памятником русского права является Русская Правда. В ней содержатся основные сведения об уголовном праве Древней Руси.

Списки Русской Правды дошли до нас в большом количестве, но их единая классификация до сих пор отсутствует. Имеющиеся списки можно с определённой долей уверенности поделить на две группы:

а) древнейшая редакция Русской Правды, так называемая “краткая”,

которая состоит из Правды Ярослава и Правды Ярославичей. Кроме того, в неё входят два самостоятельных установления: Покон вирный (ст. 42) и Урок мостникам (ст. 43). Правда Ярослава составлена примерно в 30-х годах XI в., а Правда Ярославичей — в 1052 или 1072 году в Киеве. Источником Правды Ярослава является обычное право, в то время как

Это интересно:  Управление по борьбе с организованной преступностью

Правда Ярославичей, кроме норм обычного права, основывается на

законодательстве и судебной практике князей.

б) группа списков Русской Правды, получившая название Пространной.

Кроме этого, имелись и другие списки Русской Правды.

Возникновение Русской Правды. Источники.

В нашей литературе по истории русского права нет единого мнения о происхождении Русской Правды. Одни считают её не официальным документом, не подлинным памятником законодательства, а приватным юридическим сборником, составленным каким-то древнерусским законоведом или группой законоведов для своих личных целей. Другие считают Русскую Правду официальным документом, подлинным произведением русской законодательной власти, только испорченным переписчиками, вследствие чего появилось множество различных списков Правды, которые различаются количеством, порядком и даже текстом статей. Бесспорно, что, как и любой другой правовой акт, Русская Правда не могла возникнуть на пустом месте, не имея под собой основы в виде источников права. Нам остаётся перечислить и проанализировать эти источники, оценить их вклад в создание Русской Правды. Источниками кодификации являются нормы обычного права и княжеская судебная практика. К числу норм обычного права относятся прежде всего положения о кровной мести (ст.1 КП) и о круговой поруке (ст.20 КП). Законодатель проявляет различное отношение к этим обычаям: кровную месть он стремится ограничить (сужая круг мстителей) или вовсе отменить, заменив денежным штрафом — вирой (наблюдается сходство с «Салической правдой» франков, где кровная месть также была заменена денежным штрафом); в отличие от кровной мести круговая порука сохраняется как мера, связывающая всех членов общины ответственностью за своего члена, совершившего преступление («Дикая вира» налагалась на всю общину). Ещё одним из источников Русской Правды был Закон Русский (нормы уголовного, наследственного, семейного, процессуального права). До сих пор не прекращаются споры о его сущности. В истории русского права нет единого мнения об этом документе. Известно, что он частично отражён в договорах Руси с греками в 911 и 944 годах и в Русской Правде. Например, в договоре 911 года записано: «Аще ли ударить мечем или бьеть кацем либо сосудом, за то ударение или бьенье да вдасть литр 5 сребра по закону Рускому». Ссылки договоров на закон молодого Русского государства, используемый как источник права наряду с законами Византийской империи, стали темой оживлённой дискуссии в исторической и юридической литературе. Так, например, сторонники норманской теории происхождения Древнерусского государства считали Закон Русский скандинавским правом. В.О.Ключевский считал что Закон Русский являлся «юридическим обычаем», а в качестве источника Русской Правды представляет собой «не первобытный юридический обычай восточных славян, а право городской Руси, сложившееся из довольно разнообразных элементов в IX — XI веках». По мнению В.В.Мавродина, Закон Русский являлся обычным правом, создававшимся на Руси в течение веков. Л.В.Черепнин предположил, что между 882 годом и 911 годом был создан княжеский правовой кодекс, необходимый для проведения княжеской политики в присоединённых славянских и неславянских землях. По его мнению, кодекс отражал отношения социального неравенства. Это было «право раннефеодального общества, находящегося на более низкой стадии процесса феодализации, чем та, на которой возникла Древнейшая Правда». А.А.Зимин также допускал складывание в конце IX — начале X века раннефеодального права. Он считал, что при Олеге существовало ещё обычное право, а при Игоре появляются княжеские законы — «уставы», «поконы», которые вводили денежную кару за нарушение права собственности и нанесение увечий, ограничивали кровную месть, заменяли её в отдельных случаях денежной компенсацией, начали использовать институты свидетелей-видоков, свода, поединков, присяги. Эти нормы вошли позднее в КП. Хотя некоторые выводы А.А.Зимина и Л.В.Черепнина остаются дискуссионными (о развитии раннефеодального древнерусского права в IX — X веках от правового обычая и обычного права), их наблюдения доказывают, что Русская Правда — это не просто запись обычного права отдельного племени. Не являясь сторонником норманской теории происхождения Древнерусского государства, я поддерживаю точку зрения А.А.Зимина. Во второй половине IX века в среднем Поднепровье произошла унификация близких по составу и социальной природе Правд славянских племён в Закон Русский, юрисдикция которого распространялась на территорию государственного образования славян с центром в Киеве. Закон Русский представляет собой качественно новый этап развития русского устного права в условиях существования государства. Также в Русской Правде присутствуют многочисленные нормы, выработанные княжеской судебной практикой.

Понятие об уголовном праве и его отличительные черты

Уголовным правом называется право государства карать за преступления и проступки.

Черты, определяющие понятие преступления, суть субъективные и объективные. Первые предполагают в деятеле присутствие сознания и злой воли. Присутствие сознания имеет свои степени: возможно временное потемнение сознания (состояние аффекта) и более или менее полная потеря его (душевные болезни). Сверх того, полнота сознания развивается в человеке вместе с возрастом. Подобным же изменениям подлежит и деятельность воли: возможно сознательное нападение на чужое право, но без злой воли; таковы состояния крайней необходимости, необходимой обороны и состояние принуждения. На изложенных чертах основывается учение о вменении в уголовном праве.

С объективной стороны уголовное право отличается от других сфер права не с такою ясностью. Преступному нападению могут подвергнуться всякие правовые нормы, но лишь нападение на личные права (не по уполномочию со стороны государства), т.е. на жизнь, здоровье, честь и свободу лица, всегда относится к сфере уголовной. Что касается до прав имущественных, то они могут быть объектом как уголовной неправды, так и гражданских притязаний; здесь уголовная сфера может быть определена только указанными субъективными признаками (т.е. если деятель сознательно нападает на чужое право). Уголовными карами ограждаются также права непосредственно самого государства и других союзов, которые оно поддерживает.

Наказание есть возмездие, налагаемое за преступление государственной (судебной) властью; в то же время преступник отвечает и перед частным (потерпевшим) лицом по мере нанесения ему вреда.

По указанным чертам понятий о преступлении и наказании различаются свойства уголовного права как по национальностям, так и по периодам развития уголовного права у всякого народа. Так, одним народам более свойствен объективный взгляд на преступление, т.е. оценка его по мере нанесенного вреда. У древних и германских народов находим множество случаев суда и наказания животных и неодушевленных предметов за вред, нанесенный ими человеку; у славянских народов не встречаем вовсе подобных случаев; здесь весьма рано (сравнительно) преступление оценивается по количеству злой воли деятеля. Принципом наказания у одних народов остается воздаяние злом на зло («око за око, зуб за зуб»), у других — воздействие на преступную волю с целью произвести в ней реакцию. У одних народов более и дольше преобладает в наказании интерес частного потерпевшего лица; у других больше и раньше берет перевес начало государственной кары.

Уголовное право времен Русской правды

— общие сведения о преступного деяния

В этом законодательном памятнике преступление именуется “обидой”, под которой понимается всякое нарушение общественного мира, выражавшееся прежде всего в причинении потерпевшему физического, материального или морального ущерба.

В это время право не знало различия между уголовными и гражданскими правонарушениями. Например, согласно ст. 15 КП, злостный неплатеж долга, образовавшегося в результате гражданско-правовой сделки, признавался обидой и влёк за собой уголовное наказание в виде штрафа.

Анализ норм Русской Правды показывает, что развитие феодализма приводит к более яркому проявлению у преступлений классового характера, а также формированию в праве системы мер наказания в зависимости от социального положения и сословной принадлежности потерпевшего и преступника, неодинакового подхода к защите интересов феодалов и феодально-зависимого населения.

Объектами преступного деяния являлись власть князя, а также личность,

имущество, нравы. Объективная сторона преступления была ещё недостаточно выражена в нормах Русской Правды. Известны лишь покушение и оконченное преступление.

Субъектами преступления являлись феодалы, городские люди и крестьяне. Холопы и рабы не несли судебной ответственности за свои преступления: за них отвечал их господин. Господин выплачивал штраф, что, однако, не исключало возможности применения к рабу мер физического воздействия.

Русская Правда не содержала общих определений в уголовном праве, нормативный материал в ней изложен казуально, довольно бессистемно, что типично для раннефеодальных правовых документов.

Русская Правда знает соучастие, например, при совершении кражи (ст. 40

КП, ст.ст. 42,43 ПП). Участники преступления не разграничивались по степени вины, а наказывались одинаково: “Аже крадеть гумно или жито в яме, то колико их будеть крало, то всем по 3 гривны и по 30 кун”.

Русская Правда содержит нормы, затрагивающие субъективную сторону преступного деяния. Она различает убийство огнищанина “в обиду”(ст. 19 КП) и убийство огнищанина “в разбое” (ст. 20 КП).

Русская Правда различает преступления случайные и умышленные. Различаются убийство человека “в сваде или на пиру явлено” (ст. 6 ПП) и убийство “в разбое безо всякоя свады” (ст.7 ПП).

Убийство вора на месте преступления было ненаказуемо.

Состояние опьянения или раздражения смягчало наказание.

Виды наказаний по Русской правде

Основные виды наказаний сложились в Киевском государстве IX-X вв.

По мере распространения княжеской юрисдикции на массу сельского

населения нормы обычного права, установившиеся на Руси, стали

распространяться на всё население. Князья вынуждены были считаться с

существованием кровной мести за убийство и некоторые другие обиды. Это привело к созданию альтернативной системы наказаний. Признавалась

возможность мести, но ст. 1 КП уже ограничивает круг лиц, имеющих право мстить. В случае отсутствия мстителей или нежелания ближайших родственников или самого обиженного мстить за обиду устанавливалось денежное взыскание. Месть могла применяться только при убийстве и нанесение ран и сильных побоев. За другие виды преступлений предусматривалось денежное взыскание.

Существование кровной мести, хотя бы в ограниченном круге случаев и притом послесудебной, противоречило интересам оформлявшегося класса феодалов. Основные принципы феодального права требовали полной отмены кровной мести и установления норм, по которым жизнь, здоровье, честь, и имущество феодалов охранялись бы сильнее, чем жизнь, здоровье и имущество другого свободного человека и тем более феодального зависимого крестьянина.

Следуя этим принципам, Ярославичи во второй половине XI в. установили

систему наказаний, которая соответствовала интересам феодалов. По этой

системе устанавливается двойное денежное взыскание за убийство огнищан,

т.е. наиболее близких к князю дворцовых слуг, увеличивается наказание за

убийство некоторых групп княжеских холопов, снижается денежное взыскание за убийство смердов.

Вскоре Ярославичи совсем отменили кровную месть.

К концу XI в. существовали такие виды наказаний :

1.Смертная казнь. Русская Правда не говорит о смертной казни, но

летописи сообщают о её применении. Смертная казнь применялась к восставшим против княжеской власти, к изменникам.

Византийское духовенство добивалось у князей права применения смертной казни и к церковным преступникам — богохульникам, волхвам и т.д.

2.Поток и разграбление. Наказание заключалось в обращении преступника и его семьи в рабство и конфискации его имущества. Этому наказанию

подвергались разбойники, поджигатели и конокрады.

3.Вира — денежное взыскание за убийство в размере 40 гривен. За

убийство княжих людей взымалась двойная вира. Одновременно со взиманием виры родственники получали от убийцы так называемое головничество . Русская Правда не устанавливает размер головничества, но у некоторых авторов можно встретить версию о том, что размер головничества равен размеру виры.

Русская Правда знает так называемую дикую виру , которая взыскивалась не с одного преступника, но и с верви, к которой он принадлежал, в следующих случаях:

а) если совершено простое убийство и преступник состоит с членами верви в круговой поруке;

б) если совершено убийство в разбое, но вервь не разыскивает убийцы. В

первом случае вервь платит с участием преступника в соответствующей доле, во втором случае уплата виры рассрочивается на несколько лет (ст. 4 ПП).

4.Вознаграждение за убийство княжеских холопов и смердов , взимавшееся в размере от 12 до 5 гривен.

5. Продажа (штраф), которая взымалась за все остальные преступления в

размере 12 или 3 гривен в пользу князя. Пострадавшие получали особое

вознаграждение, так называемый урок .

Церковь, обладавшая широкой юрисдикцией, применяла в определённых случаях византийскую систему наказаний с широко распространённым

членовредительством: ослеплением, урезанием носа, ушей и прочее. Применяла церковь и денежные штрафы.

Виды преступлений по Русской правде

В Русской Правде не упоминаются преступления против княжеской власти. Тем не менее можно предположить, что такие преступления существовали. К ним можно отнести измену — нарушение вассальной верности. Князь — изменник лишался удела, а боярин — головы.

Большое внимание уделяет Русская Правда убийству. Различалось два

вида убийств: убийство в ссоре и убийство в разбое.

Первый вид убийства характеризовался явным, открытым его совершением в сваде (ссоре), на пиру, под влиянием внезапного возбуждения. Виновный платил виру, т.е. 40 гривен, в том случае, если убитый являлся свободным человеком, или 80 гривен, если потерпевший был огнищанином или княжим мужем. За убийство других княжеских слуг вира была гораздо меньше. Так, за убийство княжьего отрока, конюха, повара взыскивалось 40 гривен, сельского или ратайного старосты — 12 гривен, столько же за княжеских ремесленников и ремесленниц; за рядовичей, смердов, холопов взыскивалось 5 гривен. За убийство рабыни взымалось 6 гривен. Устав Владимира Мономаха увеличил денежное взыскание за убийство рабов до 12 гривен.

Убийство в разбое определялось чисто внешними признаками.

Предполагалось, что это убийство совершается “безо всякыя свады”, т.е. без

всякой ссоры. За убийство в разбое полагались поток и разграбление.

Русская Правда не предусматривает убийства князя, княгини, представителей высших церковных властей. Несомненно, что убийство этих лиц наказывалось смертной казнью.

Феодальные кодексы обычно уделяют большое внимание преступлениям против телесной неприкосновенности. Подробно предусматриваются повреждения различных частей тела.

Русская Правда знает несколько преступлений против телесной

неприкосновенности. Она различает нанесение ран и побои. Русская Правда

различает раны, наносимые оружием, удары, наносимые рукой, палкой и другими предметами (рогом, чашей и др.), отнятие руки, ноги, глаза. Наиболее тяжким видами телесных повреждений Русская Правда считала членовредительство.

За лишение ноги, руки, глаза виновный уплачивал полвиры князю и 10

гривен пострадавшему (ст. 27 ПП). За повреждение пальцев взымалось с

виновного 3 гривны продажи, а пострадавшему уплачивалась одна гривна (ст. 7 КП, ст. 28 ПП). За выбитие зуба взыскивалась продажа в размере 12 гривен, а пострадавшему выплачивалась одна гривна (ст. 68 ПП).

В феодальном праве нанесение побоев считалось более серьёзным

преступлением, чем нанесение ран оружием. Этот принцип нашёл своё отражение и в Русской Правде. За нанесение ран мечом назначалось взыскание продажи в 3 гривны (ст. 30 ПП), а за удар необнажённым мечом или рукоятью меча (ст. 4 КП, ст. 23 ПП), либо палкой или другим орудием взымалась продажа в размере 12 гривен (ст. 3 КП, ст. 25 ПП).

Русская Правда знает преступление, которое сейчас мы бы назвали

истязанием. По Краткой Правде за подобное преступление виновный в истязании смерда должен был заплатить 3 гривны за обиду, а если потерпевший был огнищанином, тиуном или мечником, то 12 гривен. По Пространной Правде за истязание смерда виновный платил 3 гривны продажи, а потерпевшему — 1 гривну, а за огнищанина — 12 гривен продажи, а потерпевшему — 1 гривну.

Дифференциация размеров денежного взыскания в данном примере также свидетельствует о феодальном характере Русской Правды.

Русская Правда упоминает о преступлениях против чести. К

преступлениям против чести относились оскорбления словом и оскорбления

действием. Русская Правда отмечает только оскорбление действием. Об

оскорблении словом упоминается в таком памятниках русского права как “Правосудье митрополичье”, Устав Ярослава и др.

К числу оскорблений действием относилось вырывание волос из бороды и усов (ст. 8 КП, ст. 67 ПП), толкание кого-либо к себе или от себя (ст. 10

КП, ст. 31 ПП). За вырывание волос из бороды или усов виновный должен был заплатить 12 гривен продажи. За толчок кого-либо к себе или от себя виновный должен был выплатить 3 гривны продажи.

Русская Правда большое внимание уделяет преступлениям против

собственности. Это объясняется стремлением феодалов обезопасить своё имущество от каких-либо посягательств. В период возникновения и первоначального развития феодального права ещё не существует сложной классификации имущественных преступлений. Очень часто, и Русская Правда не исключение, одно название служит для обозначения многих видов имущественных преступлений.

Из имущественных преступлений Русская Правда наибольшее внимание

уделяет татьбе, т.е. краже — тайному похищению чужого имущества. Известны такие её виды, как кража из закрытого помещения (ст. 31 КП, ст.ст. 35, 41 ПП), кража хлеба (ст. 43 ПП), конокрадство (ст. 13 КП, ст. 35 ПП), кража холопа (ст. 29 КП), сельскохозяйственных продуктов и скота (ст.ст. 36, 40 КП, ст.ст. 42, 45 ПП), кража корабля — ладьи (ст. 35 КП, ст.79 ПП) и пр.

Были известны и другие имущественные преступления: разбой (не отличимый ещё от грабежа) (ст. 20 КП, ст. 7 ПП), уничтожение чужого имущества (ст.ст. 75,84 ПП), порча межевых и бортных знаков (ст. 34 КП, ст.ст. 71, 72 ПП), поджог (ст. 83 ПП).

О преступлениях против семейных отношений и нравственности Русская

Правда не упоминает. О них довольно подробно говорится в княжеских

Русская Правда не содержит никаких статей о церковных преступлениях.

Мало статей содержится и в церковных уставах. Устав князя Владимира

упоминает такие преступления, как церковная кража, разграбление могил,

посечение крестов, ввод в церковь животных и птиц, моление под овином, в рощах, у воды, колдовство. Однако никаких наказаний Устав за эти

преступления не предусматривает. Отсутствие упоминания о преступлениях против церкви в Русской Правде и незначительное внимание, которое уделяется этим преступлениям в церковных уставах, объясняется не тем, что эти преступления вообще отсутствовали в Киевском государстве, а тем, что все эти дела рассматривались по византийским законам. Виновные наказывались по византийской системе наказаний.

Бесспорно, Русская Правда является уникальнейшим памятником

древнерусского права. Являясь первым писаным сводом законов, она, тем не менее, достаточно полно охватывает весьма обширную сферу тогдашних отношений. Она представляет собой свод развитого феодального права, в котором нашли отражение и нормы уголовного права.

Итак, в заключение работы отметим:

-Уголовное право складывалось на Руси, да и не только на Руси, как право феодальное, право — привилегия. Это ясно видно из статей Русской Правды.

-Под преступлением (обидой) Русская правда предполагает любое действие (бездействие) причинившее ущерб конкретному человеку.

-Отсутствует понятие государственного преступления;

-Отсутствует четкое определение возраста достаточного для привлечения к уголовной ответственности.

-Отсутствует понятие невменяемости и рецидива, умысла и неосторожности.

-Смягчающим вину обстоятельств является опьянение, единственным отягчающим обстоятельством является групповой характер преступления.

-Большинство преступлений совершается путем преступного действия, преступное бездействие квалифицируется только в двух случаях: наход и недоносительство о беглом холопе.

-Основные группы состава преступления:

1. преступление против личности (убийство, причинение телесных повреждений, оскорбление)

2. преступление против собственности (кража, разбой, незаконное пользование владения, истребление чужой собственности)

-Система уголовных наказаний. Высшая мера наказания поток и разграбление. Смертная казнь, членовредительские наказания отсутствуют (теоретически).

1. Вира – штраф за умышленное убийство свободного мужчины (40, 80 гривен), выплачивался князю.

2. Дикая вира — тоже что и вира, но выплачивается общиной.

3. Полувирие – размер 20 гривен, за убийство свободной женщины либо штраф за отсечение руки свободному человеку.

4. Продажа – штраф за причинение телесных повреждений либо за имущественные преступления. Размер от 1 до 12 гривен. Выплачивалась князю.

5. Головничество (убийство) – штраф за умышленное убийство свободного человека. Размер 20 гривен, выплачивался родственникам.

6.Урок – штраф за все преступления кроме убийства. Размер от 1 до 20 гривен. Выплачивался потерпевшему.

Список используемой литературы

1. Древнерусское государство и право: Учеб. пособие / Под ред. Т.Е. Новицкой. – М, 1998.

2. Рыбаков, Б.А. Киевская Русь и русские княжества в XII-XIII вв. – М., 1982.

3. Свердлов, М.Б. От Закона Русского к Русской Правде. – М., 1988.

4. Ю.П. Титов / История государства и права России / М., 2006.

5. Тихомиров, М.Н. Пособие для изучения Русской Правды. – М., 1953.

6. М. Ф. Владимирский-Буданов / Энциклопедия истории права.

7. Юшков, С.В. Русская правда / Под ред. О.И. Чистякова. – М., 2002.

Это интересно:  Статистика налоговых преступлений за 2019 год

8. Калинина, Т.В. Происхождение государства и права. – М., 1999.

Список используемых источников

1. Российское законодательство Х-ХХ вв. Т. 1 Законодательство Древней Руси. М., Русская Правда. Краткая редакция // Хрестоматия по истории государства и права России / Под ред. Ю.П. Титова. М.: Проспект, 1997.

2. Ю.П. Титов / Хрестоматия по истории государства и права России / учебное пособие / М., 2005.

Понятие и виды преступлений по русской правде

Преступление и наказание по русской правде

Преступление и наказание по Русской Правде представляли собой регулирование уголовного и исполнительного производства. Русская Правда не знала понятия преступления. На ее языке преступление — это обида, т.е. причинение морального, материального или физического вреда определенному лицу. Существовало только два рода преступлений: против личности и имущественные. Не было ни государственных, ни должностных, ни иных преступлений.

Субъектами преступления являлись все, кроме холопов, за которых отвечали их хозяева. Однако в некоторых случаях потерпевший мог сам расправиться с холопом-обидчиком, не обращаясь к государственным органам, вплоть до убийства холопа, посягнувшего на свободного человека. Русская Правда не знала ни возрастного ограничения уголовной ответственность, ни понятия невменяемости.

В Русской Правде было предусмотрено понятие соучастия: все соучастники преступления отвечали поровну, распределение функций пока не отмечалось. Форма вины по Русской Правде еще не была определена. Различались лишь умысел и неосторожность. Умысел разделялся на прямой и косвенный.

Преступные деяния определялись не системно, а казуально, примерами.

Виды преступлений по Русской Правде: 1) преступления против личности:

2) убийство. Правда Ярослава признавала возможность кровной мести либо денежное взыскание. Правда Ярославичей отменила кровную месть и ввела штрафы в зависимости от социального положения убитого: за убийство привилегированных людей — княжьих мужей (дружинников, княжеских слуг — огнищан, подъездных) устанавливался двойной уголовный штраф — 80 гривен; за горожан, купцов, мечников — 40 фивен; за холопа — 5 гривен. Виды убийств: убийство в ссоре или на пиру; убийство в разбое (в этом случае устанавливалось самое тяжкое наказание — поток и разграбление, что означало превращение преступника и членов его семьи в рабов с конфискацией всего имущества);

1) причинение телесных повреждений: нанесение ран, отсечение руки, ноги, лишение глаза (назначался штраф в размере 12,20 гривен, который уплачивался князю в качестве урока в пользу пострадавшего);

2) преступления против чести, оскорбление действием — вырывание бороды, усов, толкание (штраф — 12 гривен);

3) преступления против собственности. Прежде всего, устанавливалась жестко дифференцированная ответственность за покушение на имущество феодалов и иных лиц (за порчу межевых знаков, бортных деревьев (пчельников), пашенных межей, за поджог двора и гумна). За конокрадство устанавливалась высшая мера наказания — поток и разграбление.

Виды наказаний по Русской Правде: — кровная месть; — поток и разграбление. Сущность этой меры не совсем ясна. Во всяком случае, в разное время и в разных местах поток и разграбление понимались по-разному. Иногда это означало убийство осужденного и прямое растаскивание его имущества, иногда — изгнание и конфискацию имущества, иногда — продажу в холопы; — штрафы: вира; продажа; урок; половничество.

Преступление и наказание по Русской Правде — История государства и права России (Дудкина Л.В.)

Особенности Русской Правды: она закрепляла сословное неравенство в уголовном праве, право сильного, право господина, а также «кулачное» право.

Русская Правда не содержала определенного понятия преступления. Оно характеризовалось как обида, т. е. причинение материального, физического или морального ущерба кому-либо.

Субъектами преступления моли быть все, кроме холопов, так как правовое положение последних определялось как собственность господ. Хозяин холопа мог безнаказанно убить его или покалечить.

Вина по Русской Правде как элемент субъективной стороны преступления еще не оформилась. Не было различия между умыслом и неосторожностью.

Преступные деяния в Русской Правде определялись не системно, а казуально, примерами.

Русская Правда устанавливала ответственность за совершение преступления соучастниками. Их ответственность была одинаковой.

Виды преступлений по Русской Правде.

1. Против личности:

    убийство. Правда Ярослава еще содержала положения о допустимости кровной мести за убийство, если же у убитого не нашлось мстителей или его родственники не пожелали отомстить, то за убийство предусматривалось денежное взыскание; позднее Русская Правда запретила кровную месть за убийство и установила для всех, за исключением князя, – за его убийство назначалась смертная казнь – дифференцированные штрафы по социальному положению убитого: за убийство привилегированных людей – «княжих мужей» (дружинников, княжеских слуг – «огнищан», «подъездных») устанавливался двойной уголовный штраф 80 гривен; за горожан, купцов, мечников – 40 гривен; за холопа – 5 гривен.

а) убийство в ссоре или на пиру;

б) убийство в разбое (в этом случае устанавливалось самое тяжкое наказание – поток и разграбление, т. е. превращение преступника и членов его семьи в рабов с конфискацией всего имущества);

  • причинение телесных повреждений (оно могло выразиться в нанесении ран, отсечении руки, ноги, лишении глаза; за причинение телесных повреждений назначался штраф в размере 12, 20 гривен, который уплачивался князю в качестве «урока» в пользу пострадавшего).
  • 2. Преступления против чести, либо оскорбления действием – вырывание бороды, усов, толкание. Они влекли за собой большой штраф – 12 гривен.

    3. Против собственности. Особенность наказания для этих преступлений состояла в том, что устанавливалась жестко дифференцированная ответственность за покушение на имущество феодалов и иных лиц; устанавливалась строгая ответственность за порчу межевых знаков, бортных деревьев (пчельников), пашенных межей, за поджог двора и гумна, конокрадство – за последние преступления устанавливалась высшая мера наказания – поток и разграбление.

    Государственных преступлений в те годы не было.

    Наказания же за преступления против семейных отношений и нравственности, церкви и веры устанавливались княжескими церковными уставами. По таким преступлениям проводился Божий суд.

    Виды наказаний по Русской Правде:

    1. месть;
    2. поток и разграбление;
    3. штраф: вира; продажа (в пользу князя); урок (возмещение потерпевшему); головничество (возлагался на всю семью).

    Понятие и виды преступлений по русской правде

    Send a Message

    This message will be pushed to the admin’s iPhone instantly.

    1. Преступления и наказания по Русской Правде:

    а) виды преступлений;

    б) виды и цели наказаний.

    Краткую редакцию Русской Правды можно разделить на две основные части: Правду Ярослава (ст. 1-18) и Правду Ярославичей (ст. 19-43). Первая была составлена при Ярославе Мудром, вторая же создавалась уже после его смерти. Если в Правде Ярослава рассматриваются, в основном, такие преступления как побои, оскорбление, членовредительство, то Правда Ярославичей посвящена большей частью защите феодальной собственности и жизни княжеских людей. Кроме того, в последних статьях Русской Правды (ст. 41-43) определяется размер и порядок выплат княжеским служащим за исполнение ими своих служебных обязанностей.

    Под преступлением в Русской Правде понималось не как нарушение княжеской воли или закона, а как «обида», т.е. причинение морального и материального ущерба лицу или группе лиц. В этом случае под объектом преступлений подразумевалась личность и имущество. В качестве субъектов преступления выступали все физические лица, включая холопов. Русская Правда не знала возрастного ограничения уголовной ответственности.

    В Русской правде выделялись следующие виды преступлений: побои и оскорбление; кража (татьба) или порча имущества; членовредительство; убийство.

    Месть в Русской Правде упоминается не только в статьях, говорящих об убийстве. Так, например, по ст. 2, в случае избиения человека до крови и синяков, пострадавшему предоставляется альтернатива: либо мстить, либо взять с обидчика 3 гривны за обиду. Причём в этом случае даже не требуется свидетель. Важно не причинённое телесное повреждение, а оскорбление непосредственно нанесённое ударом. В этом случае потерпевший имеет право на немедленную месть. Если же обиженный сразу не отомстил обидчику по той или иной причине (не настиг), то последний подвергается денежному взысканию в размере 12 гривен.

    В изучаемом нами памятнике права краже отводится значительное место, достаточно подробно разработана система наказаний за неё, что говорит о широком распространении этого антиобщественного явления и в то далёкое время. Прежде всего, устанавливалась жестко дифференцированная ответственность за покушение на имущество феодалов и иных лиц (за порчу межевых знаков, бортных деревьев (пчельников), пашенных межей, за поджог двора и гумна). Особой защитой пользовались не только княжеские слуги, но и его имущество. Целый ряд статей (ст.ст. 29, 31, 32, 35 37, 39, 40) рассматривают различные случаи кражи. Также в Русской Правде упоминаются такие виды имущественных преступлений, возникающие из договорного права, как злостная неуплата долга.

    Следующий ряд статей Русской Правды (ст.ст. 5, 6 и 7) посвящён членовредительству. Выделяются три основных вида членовредительства: травма руки, ноги и пальца. Отнятие руки, а также лишение возможности ею пользоваться в древнерусском праве приравнивалось к смерти, поэтому за данное оскорбление назначалось наказание, приравнивавшееся к наказанию за убийство, т.е. налагался штраф в размере 40 гривен. Также в виде наказания за это преступление могла применяться кровная месть. Но в отличие от других статей, по которым предусматривалась кровная месть как вид наказания, в случае причинения увечья мстить могли близкие потерпевшего, если сам он был не в состоянии. Именно эти статьи входили в разряд преступлений, относящихся к тяжким преступлениям (по суровости наказания они приравнивались к убийствам).

    Являясь правовым памятником феодального государства со всеми присущими ему признаками, Русская Правда в своих статьях чётко разграничивает правовой статус различных групп населения. Начиная со ст. 19 более чётко выступает классовое деление общества. В законе устанавливаются штрафы за убийство княжеских слуг. Дифференциация штрафов возникала в зависимости от социального статуса жертвы, а также под чьим покровительством он находился. Следующей разновидностью умышленного убийства по Русской Правде было убийство в разбое. В Древней Руси оно рассматривалось как наитягчайшее преступление (в этом случае устанавливалось самое тяжкое наказание – поток и разграбление). В случае убийства огнищанина обязанность розыска преступника возлагалась на вервь (общину), на территории которой было совершено убийство. Если убийца не был пойман, то вервь обязана была выплатить виру в размере 80 гривен. Довольно интересная норма изложена в ст. 21, посвящённой убийству огнищанина или княжеского тиуна при защите ими княжеского имущества. Эта статья обязывает на месте расправиться с убийцей («убить в пса место»), что говорит об особо опасном характере данного преступления и ещё раз подтверждает факт усиленной защиты княжеских слуг. В ряде последующих статей в Краткой редакции Русской Правды перечисляются штрафы, взимаемые за убийство княжеских слуг, а также людей, находящихся в зависимости от князя. Ознакомившись с этими статьями, можно представить социальную структуру тогдашнего общества, определить положение тех или иных групп населения на социальной лестнице. Разобраться в этом нам помогают перечисленные в этих статьях штрафы. Так, жизнь княжеского тиуна и старшего конюха оценивается в 80 гривен, жизнь сельского старосты, пашенного, рабы-кормилицы или её ребёнка — в 12 гривен, и ниже всех ценятся жизни рядовников, смердов и холопов — всего по 5 гривен.

    В Русской Правде выделяют 2 вида наказания:

    2. кровная месть.

    Штраф или вира поступала в княжескую казну. Родственникам потерпевшего уплачивалось головничество, равное вире. Вира могла быть одинарная (40 за убийство простого свободного человека) или двойная (80 гривен за убийство человека с привилегиями – ст. 19, 22). Это также показывает, как было сказано выше, что наказание определяется в зависимости от социального положения жертвы, а также под чьим влияние находилась жертва преступления. Хотелось бы отметить последнее, что причина уплаты двойной виры в качестве наказания лежит в основе этого преступления.

    Несмотря на то, что законодатель пытается бороться с древнейшими элементами обычая, связанные с принципом талиона («око за око, зуб за зуб»), все же в тексте Русской Правде присутствует институт кровной мести. Однако она ограничивает круг мстителей двумя степенями ближайших родственников убитого (отец, сын, братья, племянники). И, наконец, «Правда Ярославичей» совсем исключает из своего состава кровную месть, запретив убивать убийцу кому бы то ни было, дозволяя родственникам убитого пользоваться определённой денежной компенсацией со стороны убийцы. Таким образом, расширяется право государства на личность и имущество преступника.

    Русская Правда: понятие, состав, виды преступлений; цели и виды наказаний.

    Древнерусское законодательство большое внимание уделяет уго­ловному праву. Ему посвящено много статей Русской Правды, уголовно-правовые нормы есть и в княжеских уставах.

    Своеобразно трактует Русская Правда общее понятие пре­ступления: преступно только то, что причиняет непосредственный ущерб конкретному человеку, его личности или имуществу. Отсюда и термин для обозначения преступления — «обида».

    Соответственно пониманию преступления как «обиды» строится в Русской Правде и система преступлений. Русская Правда знает лишь два рода преступлений — против личности и имущественные. В ней нет ни государственных, ни должностных, ни иных родов преступле­ний. Это не означало, конечно, что выступления против княжеской власти проходили безнаказанно. Просто в таких случаях применялась непосредственная расправа без суда и следствия. Вспомним, как пос­тупила княгиня Ольга с убийцами своего мужа.

    В уголовном праве особенно ярко проявляется классовая природа феодального права, открыто встающего на защиту господствующего класса и пренебрегающего интересами трудящихся. Это отчетливо видно при рассмотрении отдельных элементов состава преступления. Так, субъектом преступления может быть любой человек, кроме холо­па. За действия холопа отвечает его господин. Однако в некоторых случаях потерпевший может сам расправиться с холопом-обидчиком, не обращаясь к государственным органам, вплоть до убийства холо­па, посягнувшего на свободного человека.

    Русская Правда не знает еще возрастного ограничения уголовной ответственности, понятия невменяемости. Состояние опьянения не исключает ответственности. В литературе высказывалось суждение, что опьянение по Русской Правде смягчало ответственность (убийст­во на пиру). В действительности при убийстве в драке имеет значение не состояние опьянения, а элемент простой ссоры между равными людьми. Больше того, Русская Правда знает случаи, когда опьянение вызывает повышенную ответственность. Так, если хозяин бьет закупа под пьяную руку, то теряет этого закупа со всеми его долгами; купец, пропивший доверенный ему чужой товар, отвечает не только в граж­данском, но и в уголовном порядке, притом весьма строго.

    Русской Правде известно понятие соучастия. Эта проблема реша­ется просто: все соучастники преступления отвечают поровну, распре­деление функций между ними пока не отмечается.

    Русская Правда различает ответственность в зависимости от субъ­ективной стороны преступления. В ней нет различия между умыслом и неосторожностью, но различаются два вида умысла — прямой и кос­венный. Это отмечается при ответственности за убийство: убийство в разбое карается высшей мерой наказания — потоком и разграблени­ем, убийство же в «сваде» (драке) — только вирой. Впрочем, некото­рые исследователи полагают, что здесь ответственность зависит не от формы умысла, а от характера самого преступления: убийство в раз­бое — это низменное убийство, а убийство в драке все-таки как-то может быть оправдано с моральной точки зрения. По субъективной стороне различается и ответственность за банкротство: преступным считается только умышленное банкротство. Состояние аффекта ис­ключает ответственность.

    Что касается объективной стороны состава преступления, то по­давляющее число преступлений совершается путем действия. Лишь в весьма немногих случаях наказуемо и преступное бездействие (утайка находки, длительное невозвращение долга).

    Наиболее ярко классовая природа древнерусского права выступа­ет при анализе объекта преступного посягательства. Ответственность резко различается в зависимости от социальной принадлежности по­терпевшего. Так, за убийство основной массы свободных людей пла­тится вира в 40 гривен. Жизнь представителей верхушки феодалов оце­нивается двойной вирой в 80 гривен. Жизнь же зависимых людей оце­нивается в 12 и 5 гривен, которые даже не называются вирой.

    Русская правда знает лишь два родовых объекта преступления — личность человека и его имущество. Отсюда, как уже упоминалось, только два рода преступлений. Однако каждый из родов включает в себя довольно разнообразные виды преступлений. Среди преступле­ний против личности следует назвать убийство, телесные поврежде­ния, побои, оскорбление действием. В уставах князей Владимира Святославича и Ярослава рассмат­риваются также половые преступления и преступления против семей­ных отношений, подлежащие церковному суду, — самовольный раз­вод, прелюбодеяние, похищение женщины, изнасилование и др.

    Среди имущественных преступлений наибольшее внимание Русская Правда уделяет краже (татьбе). Наиболее тяжким видом татьбы счи­талось конокрадство, ибо конь был важнейшим средством производ­ства, а также и боевым имуществом. Известно и преступное уничто­жение чужого имущества путем поджога, наказуемое потоком и раз­граблением. Суровость наказания за поджог определяется, очевидно, тремя обстоятельствами. Поджог — наиболее легкодоступный, а по­тому и наиболее опасный способ уничтожения чужого имущества. Он нередко применялся как средство классовой борьбы, когда закабаляе­мые крестьяне хотели отомстить своему господину. Наконец, поджог имел повышенную социальную опасность, поскольку в деревянной Руси от одного дома или сарая могло сгореть целое село или даже го­род. В зимних условиях это могло привести и к гибели массы людей, оставшихся без крова и предметов первой необходимости.

    Высшей мерой наказания, , был поток и раз­грабление. Во всяком случае, в разное время и в разных местах поток и разграбление понимался по-разному. Иногда это означало убийство осужденного и прямое растаскивание его имущества, иногда — изгнание и конфискацию иму­щества, иногда — продажу в холопы.

    Следующей по тяжести мерой наказания была вира, назначавшая­ся только за убийство. Если за преступника расплачивалась его вервь, то это называлось дикой вирой.

    До второй половины XI в. в качестве наказания за убийство при­менялась кровная месть, отмененная в Русской Правде сыновьями Ярослава Мудрого.

    За основную массу преступлений наказанием была так называе­мая продажа — уголовный штраф. Ее размеры были различны в зави­симости от преступления.

    Виры и продажи, шедшие в пользу князя, сопровождались возме­щением ущерба потерпевшему или его семье. Вире сопутствовало головничество, размер которого нам неизвестен, продаже — урок.

    За преступления, отнесенные к компетенции церковного суда, при­менялись специфические церковные наказания — эпитимьи. Так, ви­зантийский закон предусматривал, например, за блуд с сестрой 15 лет «поститися и плаката»; легкой эпитимьей считались 500 поклонов в день. Эпитимья часто соединялась с государственной карой. По мне­нию С. В. Юшкова, церковь применяла кроме эпитимий членовредительные наказания и тюремное заключение.

    Виды преступлений и наказаний за «Русской правдой»

    Уголовное право княжеского периода прошло определенную эволюцию от частного уголовного права, когда реакция на преступление и судопроизводство принадлежала самому обиженному, который имел право мести (талиона) и выкупов (компенсаций), к публичному праву и государственного судопроизводства в виде государственных кар и их комбинаций. Объектом и субъектом преступления признавались только свободные люди. Преступление назывался «несправедливость», «обида», прикладывался к конкретному лицу и не квалифицировался как нарушение государственного порядка. Даже понятий «государственное преступление» или «измена государству» не существовало. Наконец как не существовало и дефиниции самого преступления.

    За «Русской правдой» различаются следующие преступления: 1) против жизни (неумышленное и умышленное убийство или разбой с желанием и без умысла), 2) против тела (увечье, тяжкие телесные повреждения, побои); f) против чести и свободы (удар мечом в ножнах или рукояткой) 4) против имущества (кража или татьба, грабеж или разбой, присвоение чужого имущества, повреждение чужой собственности, разорение границы или повреждения межевого знака, поджог, мошенничество, конокрадство), 5) против общественных интересов: а) против религии (волшебство, или зелейництво, волхвования, мародерство, богохульство, кражи в церкви), б) против семьи (убийства и кражи между супругами, двоеженство и двоемужжя, кровосмешение, прелюбодеяние, покидания супругов), в) против морали (изнасилование, половые извращения ).

    Кара называлась «месть» и «наказання». До образования государства и к нормированию ею права преобладала кровная месть, которую в XI ст. государство отменило. «Русская правда» как санкции за злодеяния называет денежные выкупы (возмещение убытков) и публичные казни: а) «поток и расхищение» — лишение всех прав, полная конфискация имущества и изгнание из общины вора и его семьи (наказывали конокрадов, поджигателей, разбойников), б) вира — штраф за убийство; при смягчающих обстоятельствах — полувира, а при не обнаружении преступника — дикая вира со всей общины, в) продажа — штраф за мелкие правонарушения (еще называлась урок).

    He существовало на Руси смертной казни (хотя можно было убить преступника на месте злодеяния), заключения, телесного избиения и позорных наказаний.

    Ключевые понятия: преступление, наказание, санкция, классификация, «поток и расхищение», вира, продажа, урок.

    »

    Помогла статья? Оцените её
    1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
    Загрузка...
    Добавить комментарий

    Adblock detector