+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Кража по русской правде

Большое внимание Русская Правда уделяет правонарушениям, посягающим на имущество. В историко-правовой науке существуют различные мнения о времени, когда на Руси можно констатировать наличие частной собственности. Хотя Русская Правда ничего не говорит о способах приобретения права собственности, она содержит статьи о нарушении прав собственности. Аналогичную картину мы обнаруживаем в летописном материале.

Можно утверждать, что уже в период создания Русской Правды наряду с общинной собственностью существовало феодальное землевладение, представлявшее собой частную собственность.

В Русской Правде кража, то есть тайное, заведомо противозаконное изъятие вещи у какого-либо лица с намерением присвоить ее себе, называется татьбой. В качестве самостоятельных составов можно также выделить недозволенное пользование чужим имуществом, завладение недвижимостью, повреждение чужих вещей, неисполнение обязательств, поджог.

В Русской Правде выделяются такие основные составы преступления, направленные на завладение имуществом, как разбой и кража. Понятие грабежа, как, впрочем, и мошенничества, вымогательства и некоторых иных преступлений против собственности, имеющих место в современной юридической науке и уголовном законодательстве, не содержалось еще в Русской Правде.

Первоначально из понятия татьба» выделился разбой, о котором упоминается в ст. 7 Пространной Правды. Древнерусское право, как и современное, показывает специфику разбоя — это двухобъектное преступление, которое посягает, с одной стороны, на имущество человека и, с другой стороны, на его здоровье. Именно поэтому данное преступление является наиболее тяжким из всех видов имущественных преступлений, и за него назначается самое строгое наказание — поток и разграбление.

В Русской Правде отразился переходный период в понимании разбоя: если изначально разбой понимался как умышленное убийство, как правило, с корыстной целью, то потом разбой стал трактоваться как способ завладения чужим имуществом, преимущественно связанный с убийством, то есть первоначально мы отмечаем преступление, посягающее на личность человека, затем — преступление против собственности.

Следующий вид преступления — это кража. Данный вид преступления очень подробно описан в Краткой Правде — кража коня, оружия и одежды (ст. 13), челяди (ст. 29), лодей (ст. 35), домашней птицы (ст. 36), охотничьих собак и птиц (ст. 37), сена и дров (ст. 39), скота (ст. 40). В Пространной Правде предусматривается указание на кражу зерна (ст. 43), бобра (ст. 69), пчел (ст. 76). Также в Пространной Правде дублируются нормы о краже ладьи (ст. 79), домашних и охотничьих птиц (ст. 81), сена и дров (ст. 82).

В ст. 41 и 42 Пространной Правды говорится о краже скота из хлева и краже скота с поля. Данные статьи также представляют кражи, совершенные группой лиц, причем Русская Правда не проводит различия между кражами, совершенными одним лицом и группой лиц. Эти статьи содержат так называемые квалифицированные кражи. Квалифицированная кража (из закрытого помещения) наказывается штрафом практически в 6 раз большим, чем простая — на поле.

В ст. 46 Пространной Правды говорится о краже, совершенной холопом. Поскольку холоп не мог быть субъектом преступления, то наказание в двойном размере (от цены украденного) возлагалось на его господина.

В группе правонарушений о противозаконном пользовании чужим имуществом выделяются такие составы: укрывательство беглых холопов; присвоение найденного предмета (присвоение потерянных коня, оружия и одежды); злостная невыплата долга; присвоение имущества путем незаконных сделок (продажа господином закупа в полное холопство); банкротство (например, банкротство, предусматривающее потерю имущества купцом в силу того, что он его проиграет или пропьет).

Еще один вид правонарушений против собственности — это порча или уничтожение чужого имущества. Порча (или уничтожение) чужого имущества различается как неумышленная (ст. 18 Краткой Правды, ст. 34 Пространной Правды), так и умышленная (ст. 84). Поджог имел повышенную социальную опасность, поскольку в деревянной Руси от одного дома или сарая могло сгореть целое село или даже город. В зимних условиях это могло привести к массовой гибели людей, оставшихся без крова и предметов первой необходимости. Русская Правда говорит также и о поджоге борти, о достаточно специфическом уничтожении чужого имущества — убийстве холопа.

Уголовно-правовые нормы в «Русской Правде»

Наиболее ясно такая замена выражается в княжеских уставах и в Русской Правде, где любое преступление определялось не как нарушение закона или княжеской воли, а как «обида», т.е. причинение материального, физического или морального вреда какому-либо лицу или группе лиц. За эту обиду виновный должен был выплатить определённую компенсацию. Таким образом, уголовное правонарушение не отличалось в законе от гражданско-правового.

Для того, чтобы выявить уровень правового развития восточного славянства, необходимо остановиться на уголовном праве.

Уголовное правонарушение не отграничивалось в законе от гражданско-правового. Объектами преступления были личность и имущество. Объективная сторона преступления распадалась на две стадии: покушение на преступление (например, наказывался человек, обнаживший меч, но не ударивший) и оконченное преступление. Закон намечал понятие соучастия (упомянут случай разбойного нападения «скопом»), но не разделял ролей соучастников (подстрекатель, укрыватель и т.д.).

Прежде всего, необходимо отметить, что в «Русскую Правду» было включено понятие «вины», которое существовало задолго до возникновения государства. Она трактовалась как нарушение лицом (лицами) установленных норм древнего справедливого обычая. В Киевской Руси к содержанию этого понятия добавилось невыполнение и княжеских установлений.

Преступником могло быть лицо, обладавшее свободной волей и сознанием, поэтому субъектами права являлись только свободные люди – феодалы, городские люди, смерды. За злодеяния, совершаемые холопами, в качестве ответственного лица перед потерпевшим, выступал господин холопа. Он был обязан заплатить штраф за причинённый ущерб или выдать раба потерпевшему. Холоп не имел права брать у кого-либо деньги или материальные ценности: если ему удавалось добиться этого обманом, то отвечал за возвращение долга его господин. Раба, ударившего свободного мужа, можно было убить. Убийство холопа во время телесного наказания также не влекло за собой ответственности. Но за преднамеренное убийство холопа без всякой его вины убийца подлежал штрафу. «Русская Правда» приравнивала детей холопов к приплоду скота.

Субъектом преступления являлись одно лицо или группа лиц. Закон не устанавливал возрастного ценза для субъектов преступления. «Русская Правда» содержала понятие соучастия в преступлении, но еще не разделяла ролей соучастников (подстрекатель, исполнитель, укрыватель и т. д.). Содержалось также понятие рецидива – повторности преступления. Если преступление совершалось группой лиц, все виновные отвечали одинаково, независимо от степени участия каждого из них в совершении преступления.

Субъективная сторона преступления включала умысел или неосторожность, хотя четкого разграничения форм вины еще не существовало. Уже в Краткой редакции различались деяния, совершённые по злому намерению преступника. Так, езда на чужом коне без спроса его хозяина свидетельствовала о сознательном нарушении чужого права (Краткая редакция, ст. 12).

В Пространной редакции имеются статьи, в которых особенно четко определяется значение неосторожных, неумышленных действий при совершении преступления. Это статьи о случайном убийстве в драке, о банкротстве, где подробно рассматривается незлостное и случайное банкротство.

Объектами преступления являлись личность и имущество. Лица, имеющие полную правоспособность, не все в одинаковой степени пользовались правовой защитой. Так, «Русская Правда» ограждала двойной вирой жизнь княжьих мужей, а жизнь женщины оценивалась вдвое меньше жизни мужчины.

Убийство холопа расценивалось как уничтожение чужой вещи. Но, по мере того, как холопы «прикреплялись» к земле и превращались в крепостных, их деяния приобретали правовой характер. За совершённые преступления они несли ответственность, хотя и не в том объеме, как полноправные члены общества.

Это интересно:  495 приказ МВД 2019 о взаимодействии служб в раскрытии преступлений

В «Русской правде» можно выделить следующие виды преступлений: преступления против личности и против имущества.

К преступлениям против личности относились: убийства; увечья, различаемые по степени тяжести; преступления против свободы (продажа полусвободного человека).

К преступлениям против имущества относились: татьба (кража), тяжесть которой определялась ценностью украденного. Кража из закрытого помещения считалась более тяжкой. Так, кража скота из хлева каралась штрафом в 3 раза более высоким, чем кража скота в поле.

Незаконное пользование чужой собственностью считалось более лёгим нарушением. Например, использование коня, принадлежавшего другому лицу без его разрешения, наказывалось штрафом.

В «Русской Правде», наряду с кражей чужого имущества, имелись нормы, каравшие за его повреждение или уничтожение, причём недвижимость защищалась сильнее, чем движимое имущество. Так, Пространная редакция за злостное повреждение чужого недвижимого имущества, помимо возмещения ущерба хозяину, устанавливала штраф в пользу князя в несколько раз выше, чем за кражу скота.

Система наказаний в «Русской Правде» включала отмщение, поток и разграбление, различные штрафы. Хотя в «Русской Правде» смертная казнь не упоминается, она, согласно летописям, имела место.

Месть совмещала в себе частный и общественный элементы наказания: она не только признавалась, но и предписывалась законом. В Пространной редакции месть была заменена денежной вирой и головничеством, а убийство, в порядке кровной мести, стало преступлением и подлежало наказанию на общих основаниях.

Поток и разграбление являлся наиболее строгой мерой наказания и заключался в конфискации имущества, а также в обращении преступника и членов его семьи в рабство. Это наказание назначалось в трех случаях: за убийство при разбойном нападении, поджог и конокрадство.

Штрафы применялись в нескольких видах: вира, головничество, урок и продажа.

Вира взыскивалась в пользу князя в том случае, если не было мстителя. Её брали не только с преступника, но иногда и со всей общины – верви, к которой он принадлежал. В таком случае она называлась дикой вирой и взыскивалась, если было совершено убийство, но община не разыскала убийцу.

За убийство «княжа мужа» полагалась наивысшая вира – в 80 гривен. Вира в 40 гривен взималась за убийство свободных людей, приближенных ко двору и слуг. Менее опасным представлялось убийство других категорий граждан: за ремесленника в пользу князя взималось 12 гривен, за смерда и холопа – 5. Позже вира за убийство холопа была повышена до 12 гривен.

Головничество – денежное взыскание в размере виры, взимаемое в пользу семьи убитого.

Урок – определенное денежное возмещение в пользу потерпевшего за причиненный ему ущерб.

Все остальные преступления наказывались продажей – штрафом, размер которого определялся в зависимости от тяжести преступления. Продажа взималась в пользу князя.

В Русской Правде уже существует представление о превышении пределов необходимой обороны (если вора убьют после его задержания, спустя некоторое время, когда непосредственная опасность в его действиях уже отпала). К смягчающим обстоятельствам закон относил состояние опьянения преступника (сейчас нет), к отягчающим – корыстный умысел. Законодатель знал понятие рецидива, повторности преступления (в случае конокрадства).

Субъектами преступления были все физические лица, включая рабов. О возрастном цензе для субъектов преступления закон ничего не говорил. Субъективная сторона преступления включала умысел или неосторожность. Четкого разграничения мотивов преступления и понятия виновности еще не существовало, но они уже намечались в законе. Ст.6 ПП упоминает случай убийства «на пиру явлено», а ст.7 ПП – убийство «на разбое без всякой свары». В первом случае подразумевается неумышленное, открыто совершенное убийство (а «на пиру» – значит еще и в состоянии опьянения). Во втором случае – разбойное, корыстное, предумышленное убийство (хотя на практике умышленно можно убить и на пиру, а неумышленно – в разбое).

Тяжелым преступлением против личности было нанесение увечий (усечение руки, ноги) и других телесных повреждений. От них следует отличать оскорбление действием (удар чашей, рогом, мечом в ножнах), которое наказывалось строже, чем легкие телесные повреждения, побои.

Имущественные преступления по Русской Правде включали: разбой (неотличимый еще от грабежа), кражу («татьбу»), уничтожение чужого имущества, угон, повреждение межевых знаков, поджог, конокрадство (как особый вид кражи), злостную неуплату долга и пр. Наиболее подробно регламентировалось понятие «татьба». Известны такие ее виды, как кража из закрытых помещений, конокрадство, кража холопа, сельскохозяйственных продуктов и пр. Закон допускал безнаказанное убийство вора, что толковалось как необходимая оборона.

Таким образом, Русская Правда является уникальнейшим памятником древнерусского права. Являясь первым писаным сводом законов, она, тем не менее, достаточно полно охватывает весьма обширную сферу тогдашних отношений. Она представляет собой свод развитого феодального права, в котором нашли отражение нормы уголовного и гражданского права и процесса. Русская Правда – памятник феодального права. Она всесторонне защищала интересы господствующего класса и откровенно провозглашала бесправие несвободных тружеников – холопов, челяди.

ТЕМА 3. ФЕОДАЛЬНЫЕ ГОСУДАРСТВА И РАЗВИТИЕ ПРАВА НА ТЕРРИТОРИИ РУСИ (НАЧАЛО XII-XIV ВВ.).

Феодальная раздробленность в истории Древней Руси является закономерным этапом, который переживали все средневековые государства, однако об этом периоде сохранилось очень мало сведений. С конца XI — начала XII века на Руси все больше проявляется княжеский сепаратизм, выражающийся в стремлении удельных князей получить политическую независимость от Великого князя Киевского. В результате дробления княжеских уделов между наследниками и непрекращающихся междуусобных войн некогда целостное государство распадается на множество независимых государств. Причиной отсутствия достаточных сведений о рассматриваемом периоде является малое количество сохранившихся письменных источников, поэтому исследователям приходится собирать разрозненные свидетельства о тех или иных исторических событиях из различных источников.

Территориальное положение отдельных княжеств определяло особенности их устройства. Так, например, на Галицко-Волынское княжество ввиду его соседства с крестоносцами и немецкими городами большое влияние оказывало немецкое городовое (магдебургское) право.

В период феодальной раздробленности на Руси особо среди прочих особо выделялись две земли, расположенные на северо-западе: Новгород Великий и Псков, поскольку именно здесь сложились не совсем традиционные для истории этого периода феодальные республики. Для них характерны некоторые особенности общественного строя и феодальных отношений: значительный социальный и экономический вес новгородского (псковского) боярства, имеющего давние традиции, и его активное участие в торговой и промысловой деятельности.

По традиции именно с Новгородской земли начинается известная нам по летописям история Древнерусского Киевского государства. Именно сюда согласно Повести временных лет в 862 году был приглашен на княжение князь Рюрик, положивший на Руси начало династии Рюриковичей. После объединения Новгородской и Киевской земель и переноса столицы в Киев (882 г.), Новгород долгое время долгое время входил в состав Киевского княжества, однако уже в 1136 он обретает вольность в выборе в князя. Воспользовавшись недовольством местного населения, новгородская феодальная аристократия образовала республиканскую форму правления, независимую от Киева. В 1248 году от Новгородской отделяется Псковская земля, где также была создана республиканская, но во многом специфичная система государственного управления.

Потеря независимости этих республик совпала с этапом централизации русского государства вокруг Московского княжества: Новгородская республика вошла в его состав в 1478 г. при Иване III, Псковская – в 1510 г. при следующем московском князе, Василии III.

Это интересно:  Почему люди совершают преступления

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Преступление и наказание по русской правде

Преступление и наказание по Русской Правде представляли собой регулирование уголовного и исполнительного производства. Русская Правда не знала понятия преступления. На ее языке преступление — это обида, т.е. причинение морального, материального или физического вреда определенному лицу. Существовало только два рода преступлений: против личности и имущественные. Не было ни государственных, ни должностных, ни иных преступлений.

Субъектами преступления являлись все, кроме холопов, за которых отвечали их хозяева. Однако в некоторых случаях потерпевший мог сам расправиться с холопом-обидчиком, не обращаясь к государственным органам, вплоть до убийства холопа, посягнувшего на свободного человека. Русская Правда не знала ни возрастного ограничения уголовной ответственность, ни понятия невменяемости.

В Русской Правде было предусмотрено понятие соучастия: все соучастники преступления отвечали поровну, распределение функций пока не отмечалось. Форма вины по Русской Правде еще не была определена. Различались лишь умысел и неосторожность. Умысел разделялся на прямой и косвенный.

Преступные деяния определялись не системно, а казуально, примерами.

Виды преступлений по Русской Правде: 1) преступления против личности:

2) убийство. Правда Ярослава признавала возможность кровной мести либо денежное взыскание. Правда Ярославичей отменила кровную месть и ввела штрафы в зависимости от социального положения убитого: за убийство привилегированных людей — княжьих мужей (дружинников, княжеских слуг — огнищан, подъездных) устанавливался двойной уголовный штраф — 80 гривен; за горожан, купцов, мечников — 40 фивен; за холопа — 5 гривен. Виды убийств: убийство в ссоре или на пиру; убийство в разбое (в этом случае устанавливалось самое тяжкое наказание — поток и разграбление, что означало превращение преступника и членов его семьи в рабов с конфискацией всего имущества);

1) причинение телесных повреждений: нанесение ран, отсечение руки, ноги, лишение глаза (назначался штраф в размере 12,20 гривен, который уплачивался князю в качестве урока в пользу пострадавшего);

2) преступления против чести, оскорбление действием — вырывание бороды, усов, толкание (штраф — 12 гривен);

3) преступления против собственности. Прежде всего, устанавливалась жестко дифференцированная ответственность за покушение на имущество феодалов и иных лиц (за порчу межевых знаков, бортных деревьев (пчельников), пашенных межей, за поджог двора и гумна). За конокрадство устанавливалась высшая мера наказания — поток и разграбление.

Виды наказаний по Русской Правде: — кровная месть; — поток и разграбление. Сущность этой меры не совсем ясна. Во всяком случае, в разное время и в разных местах поток и разграбление понимались по-разному. Иногда это означало убийство осужденного и прямое растаскивание его имущества, иногда — изгнание и конфискацию имущества, иногда — продажу в холопы; — штрафы: вира; продажа; урок; половничество.

3. Уголовное право по Русской Правде.

Основными причинами, повлиявшими на становление уголовного права, было дальнейшее развитие феодальных отношений, наличие антагонистических классов и обострение борьбы между ними. Именно они определяли направление карательной деятельности государства.[11]

Частный характер древнего права проявился в сфере уголовного права. Преступление по Русской Правде определялось не как нарушение закона или княжеской воли, а как «обида», т.е. причинение морального или материального ущерба лицу или группе лиц. Уголовное правонарушение не отграничивалось в законе от гражданско-правового. Объектами преступления были личность и имущество. Объективная сторона преступления распадалась на две стадии: покушение на преступление (например, наказывался человек, обнаживший меч, но не ударивший) и оконченное преступление. Одной из особенностей Русской Правды было отсутствие четкого разграничения между уголовными преступлениями и гражданскими правонарушениями. Все они объединялись понятием «обида», но не в смысле оскорбления чести, а в смысле причинения вреда (физического, материального и морального).

В понятие «обида» входило как убийство, так и неплатеж долга: «аще убиють огнищанина в обиду, то платить дань 80 гривен убийце». В порядки преследования обидчиков разницы не существовало: то и другое возникало по инициативе потерпевшего.

Субъектами преступления по Русской Правде являлись феодалы, городские люди и феодальнозависимые крестьяне. Холопы не являлись субъектами права, и за свои преступления и поступки они подлежали наказанию иногда более жестокому, нежели остальные члены общества. Так, по ст. 65, раба, ударившего свободного мужа, можно было убить. Отсутствие имущества делало невозможным для них уплату денежных штрафов. Поэтому за совершение преступления холопы подлежали иной ответственности. Уплату денежного штрафа, возмещение ущерба причиненного холопом, производил его хозяин и наказание холопа за совершение преступления было делом уже не государства, а феодала. Статьей 121 предусматривалась ответственность за кражу, совершенную беглым холопом, господин бежавшего холопа обязан был заплатить за унесенное его холопом имущество по урочной цене. Он мог его бить, убить, а в случае кражи у третьих лиц хозяин холопа мог выдать его пострадавшим от кражи лицам (ст. 121). Если же хозяин оставлял холопа у себя, то он обязан был уплатить пострадавшим урок. Свободный человек за кражу платил штраф в пользу князя и урок в пользу пострадавших (ст. 75, 79, 82 и др.). При соучастии в краже, т.е. когда субъектами одного преступления являются несколько человек, накладывалась одинаковая ответственность независимо от степени участия в совершении преступления (ст. 42,43, 44). В ст. 35-46, 69, 76, 81 законодатель предусматривал различные виды краж, прежде всего в зависимости от характера и ценности похищенного имущества — конокрадство, кражу скота, хлеба, одежды и т. д.

Четкого разграничения мотивов преступления и понятия виновности еще не существовало, но они уже намечались в законе. Ст.6 ПП упоминает случай убийства «на пиру явлено», а ст.7 ПП — убийство «на разбое без всякой свады». В первом случае подразумевается неумышленное, открыто совершенное убийство (а «на пиру» — значит еще и в состоянии опьянения). Во втором случае — разбойное, корыстное, предумышленное убийство (хотя на практике умышленно можно убить и на пиру, а неумышленно — в разбое). Тяжелым преступлением против личности считалось нанесение увечий (усечение руки, ноги) и других телесных повреждений. От них следует отличать оскорбление действием (удар чашей, рогом, мечом в ножнах), которое наказывалось еще строже, чем легкие телесные повреждения, побои.[12]

Имущественные преступления по Русской Правде включали разбой (не отличимый еще от грабежа), кражу («татьбу»), уничтожение чужого имущества, угон, повреждение межевых знаков, поджог, конокрадство (как особый вид кражи), злостную неуплату долга и пр. Наиболее подробно регламентировалось понятие «татьба». Известны такие ее виды, как кража из закрытых помещений, конокрадство, кража холопа, сельскохозяйственных продуктов, и пр. Закон допускал безнаказанное убийство вора, что толковалось как необходимая оборона.

При определении наказания за кражу учитывалось откуда было похищено имущество (со двора, хлева, поля и т. д.).

Также особо опасными преступлениями являлись поджог двора и гумна.

Статья 44 перечисляла денежные штрафы за хищение различных видов скота, устанавливала повышенную ответственность за хищение княжеского скота. Усиливая охрану феодальной собственности, статья имела в виду пресечение покушений на нее, в первую очередь, со стороны смердов.

При определении наказания «Русской Правдой» учитывалось наличие умысла при совершении преступления: «Если кто по злобе зарежет чужого коня или другую скотину, тот платит 12 гривен штрафа, а хозяину за причиненный ущерб урочную цену».

Это интересно:  Преступность как общественная проблема и значение криминологии

Статьи 54, 55 подробно указывали злостное, неосторожное и случайное банкротство и в зависимости от значения субъективного момента определяли различные наказания. При случайном или неосторожном банкротстве купец получал рассрочку, платежа на несколько лет («зане же пагуба от бога есть»), при злостном же банкротстве купец мог быть продан в рабство.

Стадий подготовки и совершения уголовных преступлений Русская Правда не знает.

Преступления против личности. К ним относилось убийство, но Русская Правда подразумевала не всякое убийство чело века. Так, согласно «Правде Ярослава», убийство, совершенное в порядке кровной мести, не являлось преступлением и не подлежало наказанию. В Правде Ярославичей месть была заменена денежной вирой и головничеством, а убийство, совершенное в порядке кровной мести, стало преступлением и подлежало наказанию на общих основаниях (ст. 1). Статья 3 Пространной Правды за убийство «княжа мужа» устанавливала двойную виру (80 гривен), а за убийство всех других представителей княжеской администрации — простую виру (40 гривен). За убийство свободной женщины ст. 88 Пространной Правды взыскивала 20 гривен.

Не являлось преступлением убийство ночного вора (ст. 40), застигнутого на месте преступления, но при условии, что в момент убийства вор не был связан, и это убийство произошло до наступления рассвета. Не являлось преступлением по Русской Правде и убийство холопа или рабыни (ст. 89). Закон расценивал это как нанесение хозяину холопа имущественного ущерба и обязывал убийцу возместить хозяину урочную цену, а князю — 12 гривен продажи лишь в случае убийства холопа или рабыни без вины. Если же холопа или рабыню убивал сам хозяин, то это преступлением не считалось, и виновный не платил не только урока, но и продажи.

Наиболее опасным преступлением по Пространной Правде считалось убийство в разбое без всякой ссоры. За это преступление была установлена высшая мера наказания — поток и разграбление (ст. 7), Почти таким же опасным преступлением считалось убийство «княжа мужа» в разбое, если конкретный убийца не установлен и община не ищет убийцу. Вира в 40 гривен изымалась за убийство свободных людей, приближенных ко двору, а также за убийство боярских и младших княжеских слуг. Менее опасным для господствующего класса представлялось убийство других категорий, граждан, о чем свидетельствуют размеры продажи, взимаемой в пользу князя: за ремесленника и ремесленницу — 12 гривен (ст. 15), смерда и холопа — 5 гривен (ст. 16), рабы — 6 гривен. Более позднее происхождение имеет ст. 89, которая предусматривала за убийство холопа и раба 12 гривен продажи князю.

Русская Правда посвящала довольно много внимания и другим преступлениям против личных прав. Так, Краткая Правда за отсечение руки назначала штраф в 40 гривен, за побои до синяков и крови допускала кровную месть, а в случае невозможности мести — 3 гривны за обиду, и плату лекарю вносил преступник.

За преступления против чести Русская Правда предусматривала 12 гривен штрафа.

Таким образом, система преступлений и система наказаний в Русской Правде свидетельствуют о строгой охране законом феодальных отношений.

Отметим, что смертная казнь не упоминается в кодексе, хотя на практике она, несомненно, имела место. Умолчание можно объяснить двумя обстоятельствами:

— законодатель понимает смертную казнь как продолжение кровной мести, которую он стремится устранить;

— влияние христианской церкви, выступавшей против смертной казни в принципе.

Наказания в Киевском государстве являлись средством осуществления карательной деятельности в отношении классовых врагов и уголовных преступников. Лишь в начальном периоде существования Киевского государства кровная месть была пережитком первобытнообщинного строя. Месть заключалась к причинении зла противнику. Мера зла, причиняемая мстителем обидчику, не определялась ничем другим, кроме его произвола. Кровная месть не соответствовала интересам класса феодалов. Основные принципы феодального права требовали ее отмены и установления норм, по которым жизнь, здоровье и честь феода лов, как и их имущество, охранялись бы несравненно строже, нежели жизнь, здоровье и имущество другого свободного человека.[13]

Во второй половине XI в. кровная месть как наказание была заменена денежным взысканием. Русская Правда знает довольно сложную систему денежных штрафов (виру, продажу, урок). Вира уплачивалась не за все преступления, а за убийство свободных людей и лиц княжеской администрации, за отсечение руки, ноги, носа или выкалывание глаз (ст.1, 2, 3, 11, 12, 27 Краткой Правды), за убийство «княжеского мужа» взыскивалась двойная вира — 80 гривен, а за убийство холопа (ст. 89) она не предусматривалась.

В некоторых случаях Русская Правда назначала дикую виру, или повальную. Община оплачивала дикую виру, если при совершении убийства в разбое она отказывалась искать преступника (ст. 3). В этом случае уплата общиной виры предусматривалась в рассрочку на несколько лет (ст. 4). Дикая вира назначалась за убийство в ссоре (ст. 6), если преступник состоял с членами верви в круговой поруке. Обязанность общины помогать преступнику в уплате виры наступала только тогда, когда преступник ранее сам участвовал в платежах дикой виры.

Продажа назначалась за имущественные преступления в зависимости от количества похищенного и за некоторые преступления против личности (ст. 30, 68), предусматривающие материальную компенсацию за увечья.

За нанесение материального ущерба виновные по Русской Правде уплачивали пострадавшим денежную компенсацию (урок). Он предусматривался за убийство холопов (ст. 14, 16, 89), нанесение увечья (ст. 27), побои (ст. 29). Статья 85 приводит весь прейскурант урочных цен, которые взыскивались в пользу потерпевших за украденный у них скот.

Высшей мерой наказания по Русской Правде остается «поток и разграбление». Наказание включало конфискацию имущества и выдачу преступника (вместе с семьей) «головой», т.е. в рабство. Сущность этого наказания постепенно была сведена к физическому уничтожению преступника и его имущества. С.В. Юшков приводит яркий пример применения потока и разграбления неугодных Новгороду представителей администрации: «. заутра убища Семена Борисовича, и дом его весь разграбища, и села, и жену его яща». Налагалось это наказание за убийство в разбое (ст. 7), поджог (ст. 83) и конокрадство, которое, по всей вероятности, каралось потоком и разграблением в том случае, если совершалось неоднократно одним и тем же лицом. Иначе трудно понять смысл ст. 47, предусматривающей за кражу княжеского коня штраф 3 гривны; а за смердьего коня — 2 гривны».[14]

Смертная казнь как наказание в Русской Правде не упоминается. Однако она широко применялась к восставшим против княжеской власти, к изменникам.

В системе наказаний, установленных Русской Правдой, получили ясное выражение принципы права привилегии и четкий классовые подход к наложению наказаний. В Русской Правде еще сохраняются древнейшие элементы обычая, связанные с принципом талиона («око за око, зуб за зуб»), в случаях с кровной местью. Но главной целью наказания становится возмещение ущерба (материального и морального).

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector