+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Подростковая преступность в России

Больше всего малолетних преступников от общего числа выявленных в Ненецком АО, Забайкальском крае, Республике Карелия, Иркутской области и Республике Тыва. Также, согласно статистике ведомства, за прошедшие полгода на 20% сократилось число тяжких и особо тяжких преступлений, совершённых гражданами, не достигшими совершеннолетия, или при их соучастии.

В пресс-службе МВД России RT сообщили, что снижение подростковой преступности это устойчивая тенденция. За последнее десятилетие она сократилась более чем в два раза, а её доля в общей структуре преступности снизилась с 6,8% в 2008 году до 4,5% по итогам 2016 года.

Эта динамика свидетельствует об эффективности реализуемой в стране госполитики в области детства, а также о том, что сотрудники правопорядка постоянно совершенствуют формы и методы профилактической работы с подростками, считают в ведомстве.

Председатель комитета Государственной думы по труду, социальной политике и делам ветеранов Ярослав Нилов в разговоре с RT отметил, что государство в последнее время стало больше внимания уделять молодёжным программам, и именно это могло сказаться на снижении подростковой преступности. Но чтобы изменить ситуацию кардинальным образом, предстоит ещё многое сделать, подчеркнул депутат.

«К вопросам молодёжной политики стали относиться иначе и задумались о том, как и чем у нас живёт молодёжь. Если есть положительные изменения, это можно только приветствовать, но нельзя останавливаться. Необходимо, чтобы у подростков была возможность учиться, зарабатывать, проводить досуг — пока это доступно не всем. С молодёжью нужно говорить на понятном ей языке. Нужно активно пропагандировать здоровый образ жизни в интернете, ориентировать на правильные позиции в жизни», уверен Нилов.

Широкий выбор возможностей для самореализации — важнейший механизм профилактики правонарушений среди молодёжи, считает вице-президент Российской ассоциации криминологов, доктор философских наук Игорь Сундиев. Он убеждён, что в России за последние несколько лет таких возможностей стало значительно больше.

«Сейчас есть довольно много вариантов, как подростку заработать во время летних каникул. Это социальные практики, которых пока не так много, но они уже начинают работать. Это один из механизмов, который помогает снижать уровень правонарушений. Если у подростка нет возможности заработать карманные деньги честным путём, он уходит в криминал», утверждает Сундиев.

Также эксперт связал снижение несовершеннолетней преступности с распространением волонтёрского движения. По его мнению, это помогает подросткам чувствовать себя сопричастными событиям, которые происходят в стране, и её истории.

Из хулиганов в кураторы

Член общественной палаты Ольга Амельченкова рассказала, что Всероссийское общественное движение «Волонтёры Победы», которое она возглавляет, привлекает к своей работе в том числе подростков, которые имеют проблемы с законом, и некоторых из них удаётся вернуть к нормальной жизни.

«Если им предложить интересный формат деятельности и показать, что эта деятельность предоставляет возможность для самовыражения, самореализации, то они возвращаются к нормальной жизни.

В нашем центральном штабе есть человек, который был отъявленным хулиганом, а в настоящий момент курирует одно из важнейших направлений деятельности. Мы отдельное внимание уделяем подросткам, которые находятся в колониях, проводим для них различные мероприятия, и они очень отзывчивы к нам.

За счёт того, что наши волонтёры примерно такого же возраста, очень быстро удаётся найти этот контакт», заявила она.

Несмотря на то что волонтёрство не даёт возможности заработать, оно вовлекает ребёнка в благоприятную среду и помогает ему сориентироваться в жизни, утверждает общественница.

Однако, несмотря на статистику, не все эксперты согласны с тем, что ситуация с подростковой преступностью в стране улучшается.

Директор Центра социальной адаптации святителя Василия Великого Юлия Никитина в разговоре с RT сообщила, что если раньше в основном несовершеннолетние участвовали в грабежах и кражах, то в последние годы они всё чаще занимаются распространением наркотиков, оставаясь безнаказанными.

«Ситуация такая, что сейчас всё больше детей вовлекается в распространение наркотических веществ. Доля несовершеннолетних преступлений по статье 228 («Незаконное приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов». — RT) за последний год значительно увеличилась.

Раньше наркотики распространяли взрослые, и полиции было проще их выявлять. Сейчас наркотические вещества приобретают через интернет. Люди покупают по закладкам, оплачивая через интернет. Подростки бегают по городу, раскладывая закладки, что очень сложно доказать. Это отчасти может объяснить статистику по этой статье привлекают только с 16 лет.

По её мнению, подростковая преступность особенно остро реагирует на социально-экономическую ситуацию в стране. Как правило, это дети школьного возраста из неблагополучных семей, которые ищут способ лёгкого и быстрого обогащения.

Председатель президиума Центрального совета Межрегиональной общественной организации «Союз отцов России», полковник милиции Владимир Слепак считает, что влиять на категорию трудных подростков можно с помощью дополнительного образования. Между тем, по его мнению, большинство развивающих кружков в стране платные и недоступны для таких детей.

«Я считаю, что у нас сегодня недостаточно развиты те программы, которые могли бы реально помочь. Государство обязано семьям, которые находятся в неблагополучной среде, создавать комплекс услуг, надлежащие условия, чтобы эти дети не чувствовали себя ущербными: доступная медицина, юридические услуги и, конечно, образование, в том числе дополнительное. Сфера дополнительного образования должна быть социально ответственной, а у нас она превратилась в бизнес. Но ведь очень важно вовлечь детей в социум, дать им возможность культурной, спортивной нагрузки, иначе они пойдут на улицу», сообщил Слепак.

Профилактическая прививка

Ранее вице-премьер правительства Ольга Голодец сообщила о снижении в России численности несовершеннолетних, состоящих на профилактическом учёте. По её словам, среднегодовой темп снижения этого показателя составил почти 10%. Тогда же Голодец заявила, что подобные улучшения связаны с усиленным проведением мероприятий по профилактике подростковой преступности. В частности, несовершеннолетние стали более законопослушными в связи с принятием закона о службе медиации, дающего возможность взаимодействовать с трудными подростками до вмешательства работников правоохранительных органов.

В пятёрку регионов с наибольшим количеством преступлений (из числа расследованных) попали Свердловская (2346 преступлений за 2016 год) и Челябинская (1935) области, Пермский (1894) и Красноярский (1836) края, а также Кемеровская область (1649).

Наименьшее число преступлений было зафиксировано в Ингушетии (всего 5 преступлений в 2016 году), Чечне (21), Чукотском (26) и Ненецком (51) автономных округах, а также в Республике Калмыкия (62).

Причины подростковой преступности.

Причины подростковой преступности могут быть обусловлены целым рядом причин, среди которых условно можно выделить чисто психологические и причины социального характера. Как считают психологи,   подросткам в возрасте от 14 до 16 лет присущи два основных вида криминальной мотивации: корыстная и насильственно-эгоистическая. Корыстные мотивы носят незавершенный, «детский» характер. Большинство правонарушений совершается из-за озорства или любопытства, желания «развлечься», показать силу, ловкость и смелость, утвердить себя в глазах сверстников, получить их признание. Иногда играет роль стремление к чему-то необычному, желание приключений и острых ощущений. На незрелость мотиваций указывает и тот факт, что большая часть правонарушений носит групповой характер и совершается в ситуативно-импульсивной форме. Мотивация в этом возрасте обычно имеет предметную определенность. Подростков интересуют в основном предметы молодежной моды, радиоаппаратура, музыкальные инструменты, спортивные принадлежности, сладости, вино, табачные изделия, небольшие суммы денег. В последние годы появились случаи хищения наркосодержащих медицинских препаратов, и увеличилось число случаев угонов автомобилей и мотоциклов.

Насильственно-эгоистическая мотивация у подростков характеризуется высокой эмоциональностью и ситуативностью. Главное в структуре побуждений этого вида – потребность в самоутверждении. Самоутверждение через насилие – типично подростковая мотивация. Нередко такая мотивация сочетается с жестокостью поведения.

Подростковая преступность может быть обусловлена целым рядом причин, среди которых можно выделить чисто психологические и причины социального характера. В частности, наиболее общими личностными характеристиками несовершеннолетних правонарушителей можно назвать следующие:

деформация нравственных и правовых ориентаций и установок, смещение ценностей в сторону «сиюминутных» удовольствий;

в эмоционально-волевой сфере – ослабление чувства стыда, равнодушное отношение к переживаниям других, несдержанность. При этом отсутствие волевых качеств констатируется в 15-25% случаев, а если все-таки волевые усилия и проявляются, то чаще всего бывает выражена их отрицательная направленность;

часто выявляется отягощенность нервно-психическими аномалиями, причем в 80-85% случаев они приобретены вследствие неблагоприятных условий жизни и воспитания;

высокая склонность к риску.

С точки зрения выраженности и направленности волевых качеств условно можно выделить 3 типа подростков-правонарушителей: 

1) подростки с сильной волей, способные организаторы;

2) подростки с проявляющимися отрицательно направленными волевыми качествами: активные участники подготовки и совершения преступлений;

3) слабовольные подростки, которых втягивают в совершение правонарушений другие лица.

Истоки преступности несовершеннолетних связаны главным образом с семейным неблагополучием. В книге В.В. Королева «Психические отклонения у подростков-правонарушителей» описаны результаты исследования автора, которое показало, что социально-психологические условия пребывания несовершеннолетних правонарушителей можно охарактеризовать как неблагополучные. Полная семья имелась лишь у 41,7% обследуемых, у 51% не было одного из родителей (чаще отца), 7,3% не имели обоих родителей.

Систематическое пьянство среди близких родственников подростков имело место в 77,6% случаев. Только у 28,6% обследуемых обстановка в семье была относительно спокойной. В семьях остальных 71,4% подростков отношения между ближайшими родственниками были конфликтными, сопровождались ссорами, драками.

Так как по большей части семья не занимала центрального положения среди жизненных ценностей обследуемых, то дефицит в сфере общения и деятельности компенсировался в неформальных группировках, членами которых чаще всего были подростки-правонарушители. 

Проведенное нами исследование по выявлению причин подростковой преступности с последующим анализом семейных взаимоотношений показали, что для формирования девиантного поведения у подростков имеют значение не только формальные показатели структуры семьи (полнота или отсутствие таковой), но и качественная характеристика семейных взаимоотношений (образ жизни родителей, внутрисемейные отношения, конфликты, наличие или отсутствие эмоциональной теплоты).

Кроме того, в семьях подростков-правонарушителей родители не имели единого мнения по вопросам воспитания, то есть они не могут добиться однозначного и четкого отношения подростка к социальным нормам, сформировать у него устойчивые позитивные убеждения.

Довольно распространенным явлением в семьях подростков, склонных к криминогенному поведению, является непоследовательное поведение взрослых: родители быстро забывают свои требования. Контакты таких родителей с детьми носят случайный, эпизодический характер. Внешне может создаться впечатление о хороших отношениях в семье, но на самом деле там царит эмоциональное равнодушие.

В семьях, где отношения родителей и детей характеризуются безразличием, лицемерием, дети с трудом овладевают положительным социальным опытом. Подросток в такой семье рано теряет потребность в общении с родителями. В этой связи один из исследователей данной проблемы С.Л. Сибиряков выделяет основные парадигмы, присущие отношениям родителей с детьми в тех семьях, из которых чаще всего выходят подростки-правонарушители: 

2. Парадигма «конфликта»: взаимное непонимание детей и родителей, переходящие во временные или постоянные столкновения, конфликты. Корреляция указанной парадигмы со случаями девиантных проявлений составляет 65-70%.

Если представить внутрисемейную систему отношений в виде традиционного треугольника:

то следует заметить, что чаще всего в семьях отсутствует эмоциональный контакт ребенка с обоими родителями или одним из них. Далее (или одновременно) следует значительное снижение уровня взаимопонимания между самими родителями.

3. Парадигма девиантных проявлений со стороны родителей или лиц их заменяющих (механизм «дурного примера»). В этой парадигме выделяется два подуровня:

«косвенный», когда взрослые члены семьи – девианты, но не проявляют этого в отношениях с собственными детьми,

«прямой», при котором родители втягивают, например, детей в пьянство, воровство, проституцию, избивают, оскорбляют их. Эта модель имеет корреляцию не менее 90-95%.

4. Парадигма «разрушения» семейного очага (а не только семьи) – развод, смерть, болезнь одного или обоих родителей.

Исследования С.Л. Сибирякова показали, что наиболее часто встречаются парадигмы девиантных проявлений с парадигмами игнорирования и (или) конфликта. При этом в семье, где конфликты остры и постоянны (как между самими родителями, так и, особенно, со своими детьми), тем более с применением насилия, наблюдаются впоследствии подростки с самыми опасными формами отклонений поведения (с преобладанием деяний насильственного типа).

В настоящее время разработана типология семей, согласно которой выделяется три основных типа неблагополучных семей (типология предложена криминологом Ю.М. Антоняном): 

Семья отвергает ребенка, что порождает страх смерти

Уход в группу, члены которой преимущественно совершают насильственные преступления

Семья отвергает ребенка, что порождает состояние неуверенности, ощущения тревоги, страх небытия

Уход в группу, члены которой преимущественно совершают корыстные преступления

При этом необходимо принимать во внимание, что:

а) большинство преступников были нежелательными детьми в своей семье;

б) в подобных семьях отсутствует главное – эмоциональный контакт ребенка с одним, но чаще всего с обоими родителями;

в) особенно острое состояние неопределенности своего положения (бытия) и ближайшего будущего отличается у тех детей, которые отца совсем не знали или не имеют о нем никакой информации;

г) важным сигналом того, что ребенок не чувствует защиты (при отрыве от матери), является боязнь, неприятие чужих. Особенно это относится к раннему детству – до 5 лет, но может наблюдаться и в более старшем возрасте;

д) во многих случаях жестокость (особенно немотивированная) детей и подростков объясняется страхом (как правило, лишь в подсознании) смерти, небытия;

е) группы, в которые уходит подросток или ребенок, играют в основном роль эквивалента семьи, а старший в группе (лидер, вожак, главарь) как бы заменяет отца или, в крайнем случае, старшего брата.

Семья не отвергает ребенка, но сама антиобщественна (пьет, совершает правонарушения)

Наиболее частый вариант

Из нее выходят будущие лидеры и актив преступной среды и групп (в том числе и в местах лишения свободы)

Из подобных семей выходят чаще всего лица, хорошо адаптированные к преступной среде, так как антиобщественный образ жизни – их родная стихия. И наоборот, они плохо приспособлены к нормальной законопослушной жизни во всех основных ее проявлениях. Неблагополучие в данном типе семей не носит скрытого характера и легко выявляется.

Семья внешне благополучная (в первую очередь, с точки зрения нравственно-психологического климата)

Возможен переход к типу 1, варианту 2

Приведенная схема третьего типа семьи имеет два варианта по следующим причинам: во-первых, недаром подчеркнуто слово «внешне», так как нередко трудно выявить подлинную сущность той или иной семьи (скрытое неблагополучие). Во-вторых, даже в целом по-настоящему благополучная семья не всегда может обеспечить законопослушание своих членов.

Таким образом, истоки преступности несовершеннолетних связаны главным образом с семейным неблагополучием, которое выражается не только и не столько в асоциальном поведении родителей, сколько в отчуждении их в родительской семье с первых этапов развития личности. Это отчуждение означает, что родители, особенно мать, не устанавливают эмоционального контакта с ребенком, не включают его в свои эмоциональные отношения. Такое явление имеет место даже в случае гиперопеки (внешнее проявление заботы и попечения без внутреннего эмоционального тепла). В результате ребенок не приобретает ощущения защищенности, испытывает постоянную тревожность, иногда доходящую до уровня страха смерти.

В этой связи хотелось бы привести данные о результатах исследования С.Л. Сибирякова в местах лишения свободы несовершеннолетних правонарушителей. Почти каждый третий осужденный жаловался, что родители давали им слишком много воли, не контролировали их свободное время. Характерными являются и такие высказывания: «Они (родители) от нас чаще откупаются: деньгами, тряпками, предоставлением свободы, чтобы жить для себя, развлекаться, пьянствовать…». Отцов, судя по ответам, хорошо понимают и любят единицы, а матерей – почти все. Многие опрошенные тепло отзывались о своих младших братьях и сестрах. И еще одна важная деталь – почти третья часть опрошенных связывают свое понятие о счастье с тем периодом времени, когда они были маленькими и родители уделяли им больше своего внимания. 

Тревожность, постоянное ощущение враждебности среды, развивающие соответствующие черты личности, лежат в основе мотивации насильственных и корыстных преступлений, хулиганских действий, которые генетически связаны с психологическим отчуждением личности в детстве. Изоляция от эмоционально значимых контактов в семье затрудняют усвоение подростком позитивных ценностей общества и способствуют восприятию негативных норм и представлений асоциальных групп, в которых он, как правило, восполняет отсутствие взаимопонимания в семье.

Это интересно:  Временем совершения преступления признается время

Подобных взглядов на природу детских правонарушений и подростковой преступности придерживаются и зарубежные специалисты,   которые связывают подобные формы отклоняющегося поведения детей с отсутствием эмоциональной защищенности в семье. Они исходят из того, что каждый член семьи естественным, спонтанным образом выполняет определенную роль в удовлетворении жизненных потребностей ребенка. Первые интенсивные эмоциональные стимулы предоставляет ребенку его мать, роль отца осознается им в более позднем возрасте. Мать, как правило, является основным объектом привязанности, которая затем распространяется на отца и других родственников. Эмпирическим путем доказано, что чем благополучнее отношения между ребенком и матерью, тем прочнее связь между ребенком и другими объектами привязанности и меньше его стремление к другим социальным контактам. Таким образом, именно альтруистическое отношение матери к своему ребенку создает у него ощущение защищенности и безопасности, что становится базой для расширения его позитивных контактов с другими лицами, а отсутствие материнской любви порождает ощущение угрозы, исходящей из среды.

Криминогенные последствия может иметь также семейное воспитание, направленное не на нравственное становление личности, а на удовлетворение его любых потребностей, капризов и т. п., отсутствие приучения с первых лет жизни к выполнению простейших обязанностей, соблюдению нравственных правил и норм. Подобное чаще всего встречается в семьях со скрытой формой неблагополучия.

Воспитание подростка – сложный процесс. Подросток – формирующаяся личность. Реальный мир отражается в его сознании неполно и противоречиво. Сложные жизненные ситуации, в которые он попадает, вызывают различное отношение к людям, их деятельности, самому себе. В поведении подростка неизбежны, естественны ошибки, неудачи, упущения, трудности. При правильном педагогическом воздействии они легко устраняются и не оказывают отрицательного влияния на развитие ребенка.

Ошибки в семейном воспитании, неблагоприятные жизненные условия укрепляют противоречие отношение к окружающему, что приводит к значительным отклонениям в формировании личности. Такие отклонения, называемые личностными недостатками, внешне проявляются как нарушения поведения. Первоначально они не имеют ярко выраженного характера и не тревожат родителей. В этот период отец и мать, как правило, настороженно относятся к критике своих детей и всегда находят им оправдание: грубит, потому что нервный; нарушает дисциплину в школе, не выполняет требований взрослых – мал еще; плохо учится – виноваты педагоги, которые не нашли к нему индивидуального подхода. И осознают происходящие в ребенке перемены тогда, когда он стал уже трудновоспитуемым, т.е. неподатливым педагогическим воздействиям не только в семье, но и в школе.

Трудновоспитуемость – это уровень педагогической запущенности, при котором задерживается дальнейшее положительное развитие личности и создаются внутренние предпосылки для ее деформации. Трудновоспитуемость – основная причина неподатливости подростка воспитательным воздействиям родителей и профессиональных педагогов. Существующие в психолого-педагогической литературе понятия «недостатки поведения», «отклонения в поведении», «антиобщественные поступки», «аморальное поведение», «правонарушения», «преступления» не что иное, как различные характеристики данного явления. Поэтому важно остановить развитие трудновоспитуемости на любой стадии. Наиболее эффективна эта работа на стадии возникновении я первоначальных проявлений – личностных недостатков.

Они появляются в результате педагогических ошибок родителей, неумения учитывать возрастные и индивидуальные особенности подростков, предвидеть и проектировать развитие своего ребенка, что часто ведет к резким переходам от одного стиля воспитания к другому.

Наряду с особенностями отклонений в поведении детей и подростков, обусловленными неблагоприятной семейной атмосферой и педагогическими ошибками родителей, не менее важными являются также возрастные и половые различия в проявлении тех или иных трудностей поведения. В частности, не всем родителям известно, что в процессе развития детской психики существуют три «пика» агрессивности и упрямства, которые совпадают с периодами возрастных кризисов: от 2-х до 4-х лет, от 7-ми до 8-ми лет и от 14-ти до 17-ти лет.  Это связано с рядом физиологических и социальных особенностей развития ребенка (а позднее — подростка), которые влияют на осознание им своего места в жизни – в семье, в школе, в обществе. Каждый ребенок проходит через эти «пики», и не исключено, что при определенном сочетании обстоятельств возможно формирование у него различных социальных отклонений, которые проявляются не только во внешней, поведенческой стороне, но и ведут к деформации ценностных ориентаций и ценностно-нормативных представлений, т. е. деформации системы внутренней регуляции. При этом немаловажное значение имеет и биологический пол ребенка. Так уж сложилось в нашем обществе, что с детства мальчикам противопоставляют девочек как послушных и трудолюбивых. Поэтому воспитательное давление на девочек меньше, чем на мальчиков; к поведению девочек взрослые более терпимы, мальчиков строже наказывают.

По данным психологов и психиатров, родители мальчиков обращаются за помощью в несколько раз чаще, чем родители девочек.  

Для этого есть и психологические, и биологические основания. Нервная система мальчиков более уязвима, мальчики больше страдают от нестабильности семьи, травмирующей обстановки. Для мальчиков особенно опасна изоляция отцов от воспитания. Если мальчик не находит в отце эталона мужского поведения и при этом зависим от сильной и энергичной матери, он вырастает психологически беспомощным, нерешительным, боящимся жизни.

Девочки, наоборот, становятся все более агрессивными и драчливыми. У них развиваются традиционно считающиеся мужскими черты характера: они рвутся в лидеры, стремятся руководить другими детьми. Иногда у них появляются такие мужские привычки, как склонность к курению и сквернословию.

Ни чрезвычайно активных девочек, ни робких мальчиков нельзя критиковать и высмеивать. Родителям следует очень серьезно отнестись к формированию психологического пола у детей. От этого зависит их психическое здоровье и будущее счастье.

Известно, что для подростка характерно чувство взрослости, на основе которого формируется важное волевое качество личности – самостоятельность. Подавление самостоятельности в результате постоянного ограничения в действиях и поступках, освобождение от систематических трудовых обязанностей в семье способствуют появлению эгоистичности, лености, безразличия к окружающим. Отсутствие возможности для правильного проявления самостоятельности ведет к стремлению утвердить себя путем подражания многим вредным привычкам взрослых – курению, употреблению спиртных напитков и т.д. Родители начинают принимать меры к перевоспитанию ребенка: принуждают его выполнять определенные обязанности, наказывают. Это вызывает сопротивление подростка, которое выражается в форме грубости, невыдержанности, недисциплинированности, непослушания.

Развитию личностных недостатков способствует также и другая распространенная ошибка в семейном воспитании – предоставление излишней самостоятельности ребенку, отсутствие контроля в тот период, когда внутренний самоконтроль еще не сформировался в силу возрастных особенностей развития детской психики. Последующее ограничение желаний и стремлений подростка вызывает у него отрицательную эмоциональную реакцию. Он вступает в конфликт с родителями, сопротивляется их требованиям, которые воспринимает как несоответствующие его взглядам и привычкам, как покушение на его независимость.

Чрезвычайно важно учитывать следующую особенность подростка: в его сознании завершается формирование представления о свойствах и особенностях личности и на этой основе становится возможной объективная самооценка, пробуждается потребность в самовоспитании. Подросток обращает внимание на свои недостатки и испытывает потребность их устранить, поскольку от этого будет зависеть его положение в референтной группе, авторитет в глазах сверстников и значимых взрослых. Если эта потребность не реализуется в практике семейного воспитания, то у него возникает завышенная самооценка своих качеств, сил и возможностей.

Ни поведенческие, ни личностные деформации не возникают у ребенка спонтанно. Но бывает и так, что дети просто перенимают от родителей или других взрослых правильные взгляды. Их надо постоянно учить правильному поведению, причем учить в доступной форме, не забывая о том, что моральные нормы должны стать для ребенка и подростка лично значимыми. А для этого не достаточно лишь сформулировать нравственные требования. Они должны быть, как подчеркивал С. Л. Рубинштейн,  предъявлены так, чтобы их принял тот, к кому они обращены. Это отправной момент. Борьба против слабых и дурных сторон в человеке будет тем успешней, чем вернее удастся открыть в нем те силы, которые при соответствующем управлении смогут послужить доброй цели. За шалостями и баловством нередко скрываются не находящие должного применения силы. Вступая в борьбу с человеческими недостатками, надо самого человека сделать союзником в этой борьбе. Это правило действенно для воспитания детей любого возраста. Воспитание происходит легче и успешней, если оно осуществляется совместно с детьми, если родители видят в детях своих союзников. Совместные занятия родителей и детей приводят к совместным переживаниям и впечатлениям. Совместно преодоленные критические ситуации развивают доверие и взаимопонимание. Непонимание и недооценка родителями этого важного момента приводит к неверию в силы подростка, к фетишизации своих воспитательных воздействий.

Следующая причина возникновения трудновоспитуемости — обесценивание взрослыми нравственных благ и качеств, равнодушное отношение к недостаткам своим и окружающих. Это порождает у подростков равнодушие к отрицательному поведению, заниженную оценку действий и поступков, терпимость к собственным недостаткам, стремление оправдать их. Повторение отрицательных действий и поступков усугубляет и укрепляет личностные недостатки, формирует негативный стереотип поведения. Отрицательный опыт поведения ведет к превращению личностных недостатков в отрицательные качества. взаимосвязь отрицательных качеств и приобретенного отрицательного опыта поведения формирует потребность в негативном образе жизни. В поисках условий и возможностей реализации этой потребности подросток вступает в длительный конфликт с окружающими, что нередко приводит его на преступную стезю.

В этом случае необходимы сильные специфические формы воздействия. Поэтому чем раньше вскрыты и преодолены личностные недостатки подростка, устранены их причины, тем меньше вероятность возникновения трудновоспитуемости.

Предупреждать трудновоспитуемость – значит:

не допускать педагогических ошибок в воспитании детей;

создавать и обогащать социально ценный жизненный опыт подростков путем расширения и усложнения их деятельности (самообслуживание дома, помощь родителям в организации быта, труда и отдыха, знакомство с особенностями профессиональной деятельности родителей, анализ подростком своего поведения);

обеспечивать подросткам успех в деятельности (своевременная и доброжелательная помощь, совет, поддержка, совместная работа);

включать их в самовоспитание и формировать основные нравственные качества личности, которые позволят им правильно строить отношения со своим социальным окружением не только в настоящем, но и в будущем.

Организация самовоспитания подростков в семье является важным условием профилактики трудновоспитуемости. Активное участие подростка в собственном воспитании прежде всего означает его нетерпимое отношение к своим недостаткам. Поэтому родителям важно внушить сыну или дочери следующее:

недостатки – естественное явление на пути к совершенству, истине. У молодых людей жизненный опыт невелик, всегда есть слабости, которые порождают ошибки в поведении и плохие привычки. Без ошибок прожить невозможно. Но если их не анализировать, не стремиться их избегать, не прислушиваться к советам старших, не бороться с ними, они будут разрушать все хорошее, губить достоинства, дарование. Все начинается с мелочей: ушел из дома без спросу, взял деньги без ведома родителей, солгал им, оставил товарища в беде, не выполнил поручение – и почва для появления личностных недостатков готова. Основными негативными чертами личности, которые объединяют вокруг себя многие другие, являются леность и эгоистичность. С ними необходимо бороться в первую очередь. Чем раньше удается обнаружить недостаток, тем легче его исправить. У полноценного человека должно быть нетерпимое отношение к чужим недостаткам и ненависть к собственным;

уважать себя надо за то, что ценят в тебе другие, а не за то, что нравится в тебе самому. Бравада недостатками – не признак оригинальности или независимости. Не стоит обманывать себя: плохое в человеке всегда вызывает брезгливость и презрение, но отнюдь не уважение;

нет основания прощать себе слабости и недостатки только потому, что у тебя есть достоинства. Недостатки разрушают любые достоинства, медленно, но верно;

нельзя прощать себе слабости и промахи, ошибки и безнравственные поступки только на том основании, что они есть у других. Нужно смотреть на других с иной точки зрения: почему у них есть положительные качества, которых у тебя нет; как их выработать у себя;

нельзя позволять другим пользоваться твоими слабостями. Кто хочет воспользоваться твоими достоинствами, будет хвалить и твои недостатки. Враги не те, кто за дело критикует человека, чтобы он мог исправиться, а те, а кто хвалит его за плохое.

Преодоление недостатков подростков проходит не параллельно и не изолированно от воспитательного процесса, а является его органической частью, осуществляется во всем комплексе воспитательных воздействий на детей. Вместе с тем это специальная деятельность родителей, так как недостатки у каждого ребенка индивидуальны. Следовательно, педагогическая программа родителей по преодолению недостатков подростков тоже должна быть индивидуализированной. Позднее, когда ребенок будет подготовлен к самовоспитанию, часть этой программы станет личной программой самосовершенствования.

В организации преодоления недостатков родителям важно выработать единые воспитательные установки, которые затем могут стать опорными идеями и убеждениями самого подростка.

Сущность работы по преодолению трудновоспитуемости и склонности к преступному поведению заключается в том, чтобы не допускать отклонений в общем развитии, особенно нравственном. Опыт показывает, что всякое устранение отрицательного есть одновременно формирование положительного. Поэтому преодоление личностных недостатков и отдельных отрицательных качеств подростков – это в первую очередь организация их жизнедеятельности в семье с целью формирования ведущих положительных качеств личности. В этой связи уместным будет напомнить слова французского философа-просветителя Шарля Луи Монтескье о том, что лучше предупреждать преступления, чем быть вынужденными наказывать за них.

Подростковая и юношеская преступность в России

Подростки и молодежь характеризуются повышенной криминальной активностью (если иметь в виду “обычную” преступность, street crime, а не “беловоротничковую”). Вместе с тем, как принято считать, они — будущее любой страны, от их привычного поведения, образа жизни, личностных качеств зависит и судьба общества, государства.

Подростки и молодежь характеризуются повышенной криминальной активностью (если иметь в виду “обычную” преступность, street crime, а не “беловоротничковую”). Вместе с тем, как принято считать, они — будущее любой страны, от их привычного поведения, образа жизни, личностных качеств зависит и судьба общества, государства. Неудивительно поэтому, что подростково-молодежной преступности, преступности несовершеннолетних уделяется огромное внимание в отечественной и зарубежной литературе — криминологической, социологической, психологической, педагогической и др.

Хотя и важная роль подростков и молодежи для будущего страны, и их повышенная криминальная активность являются фактом, однако и эта рассматриваемая нами проблема не столь проста и однозначна.

Во-первых, относительно негативная оценка взрослыми поведения детей, подростков, молодежи наблюдается на протяжении всей истории человечества. “Конфликт поколений” присущ не только новой истории. Старшие поколения всегда недовольны младшими, а те отвечают взаимностью.

Во-вторых, подростково-молодежному возрасту закономерно присуща повышенная активность, проявляющаяся как в негативных (относительно высокая криминализация, наркотизация, сексуальные девиации), так и в позитивных (художественное, техническое, научное творчество) проявлениях девиантности. Дети, подростки, молодые люди обладают высокой энергетикой, стремлением “открыть” или сделать что-то новое, ранее неизвестное, самоутвердиться в инновационной деятельности. Но, повторимся, за все приходится платить. Поиск молодых приводит и к творческим достижениям, и к негативным девиациям, включая преступность. Да и гибнут дети, подростки, молодые люди чаще, чем им “положено” по возрасту (высокая виктимность).

В-третьих, взрослые, предъявляя повышенные требования к поведению подрастающего поколения, сами нередко ведут себя не лучшим образом по отношению к нему. И если мы справедливо осуждаем тяжкие преступления, совершаемые подростками, то как оценить детскую безнадзорность, заброшенность, а то и прямое насилие над детьми и подростками со стороны взрослых, включая их родителей, родственников, учителей? Никакие заклинания не сократят преступность и иные негативные девиации подростков и молодежи без изменения отношения к ним взрослых людей — родителей, учителей, работников правоохранительных органов, населения в целом. Неслучайно специалисты утверждают: “Не бывает трудных детей, есть трудные взрослые”. Определимся с некоторыми понятиями.

Во-вторых, противоречия между наличными (и постоянно растущими) потребностями людей и неравными возможностями их удовлетворения приобретают особенно острый характер применительно к подросткам и молодежи. Бурное развитие их физических, интеллектуальных, эмоциональных сил, желание самоутвердиться в мире взрослых вступает в противоречие с недостаточной социальной зрелостью, отсутствием профессионального и жизненного опыта, невысокой квалификацией (или отсутствием таковой), а следовательно и невысоким (неопределенным, маргинальным) статусом. Многочисленными социологическими исследованиями выявлена неудовлетворенность подростков и молодежи условиями обучения и труда, жилищными условиями, возможностями проявить себя в творческой деятельности. Эта неудовлетворенность объясняется объективными обстоятельствами, а не “капризами” молодых.

В-третьих, применительно к подросткам остро стоит проблема “канализирования” энергии, социальной активности в общественно одобряемом или хотя бы допустимом направлении, ибо молодость особенно нуждается в социальном признании, самоутверждении, опять же при недостаточных возможностях. Неудовлетворенная потребность в самоутверждении приводит к попыткам реализовать себя не только в творчестве (что достаточно сложно), но и в негативных формах активности (“комплекс Герострата”) — насилии, преступлениях (что “проще”) или же приводит к ретритизму — “уходу” — в алкоголь, наркотики, из жизни. Может быть, раньше других это осознали писатели. “Агрессивность молодежи является своеобразной формой самозащиты”, — пишет Хови. “Преступления, хулиганство — все это явления, в которых находит себе выход нерастраченная энергия молодежи”, — вторит ей Дж. Уэйн. А известный петербургский писатель Д. Гранин, познакомившись еще в советские времена в Англии с миром зажиточных, благополучных и законопослушных обывателей, восклицает: “И представив себе такую жизнь, я ощутил желание взбунтоваться. Как угодно, но я другой, я отдельно! Нацепить на себя дурацкий колпак с бубенчиками, повесить на шею череп, дохлую кошку!” Фундаментальное противоречие между потребностями и возможностями, названное выше, может быть конкретизировано применительно к несовершеннолетним в современном российском обществе, как, например, это делает Г. Забрянский.

Это интересно:  Минимальный ущерб для возбуждения уголовного дела

Будучи непонятыми взрослыми, подростки объединяются в группы, образуют подростковую субкультуру со своими ценностями, нормами, интересами, языком (сленгом), символами, которая далеко не всегда отличается законопослушностью.

Если под культурой понимать специфически человеческий способ жизнедеятельности, обеспечивающий социальное наследование, а под образом жизни — относительно устойчивые, типичные для конкретного общества (группы, класса) формы жизнедеятельности, то сообщества с преобладанием ценностей, норм, образцов поведения, отличных от господствующих в обществе (“общепринятых”), образуют ценностно-нормативные субкультуры (богемную, наркотическую, религиозно-культовую, криминальную и др.).

Субкультура формируется в результате интеграции людей, чьи взгляды, деятельность и образ жизни противостоят (не соответствуют) господствующим в обществе или провозглашаемым и принимаемым им. Социально-экономические предпосылки образования субкультур — социальная неоднородность, неравенство, несправедливость, “социальная неустроенность” индивидов.

Субкультурные сообщества тем более сплочены и отличны от господствующей культуры, чем более жестко и категорически ею отвергаются. Поэтому, например, группа наркоманов интегрирована больше, чем компания алкоголиков, но меньше, чем криминальная или тюремная субкультуры.

Подростковая субкультура и делинквентная или криминальная подростковая субкультуры не одно и то же. Так, например, подростковой субкультуре в целом могут быть присущи некоторые общие языковые особенности, относительно негативное или настороженное отношение ко взрослым, предпочитаемые виды досуговой деятельности (дискотеки, “тусовки” и др.), одежды, даже питания и напитков (автор хорошо помнит, как в его школьные годы сверстниками предпочитались крепленые вина, а в студенческие годы — исключительно “сухое” вино, даже если оно не нравилось по вкусу).

Делинквентная (или девиантная) субкультуры неоднородны.

Вообще же перечень факторов, влияющих на девиантность подростков, бесконечен и открыт для дополнений.

Из сказанного следует, что проблема подростково-молодежной преступности (вообще девиантности) коренится в социально-экономических условиях бытия, что она не может “решаться” только уголовно-правовыми мерами, запретительно-репрессивными методами родительского или школьного “воспитания”.

Наиболее общие сведения о преступности несовершеннолетних представлены в табл.1. Как явствует из приведенных данных, количество зарегистрированных в России преступлений, совершенных несовершеннолетними или с их участием, выросло с 1987 г. (наиболее “благополучного” за последние 15 лет) по 1998г. в 1,6 раза (по 1999г. — в 1,8 раза), уровень этих преступлений вырос в 1,3 раза, тогда как доля в общем количестве преступлений сократилась в 1,8 раза (по 1999 г. — в 2,1 раза). Последнее обстоятельство объясняется тем, что темпы роста преступности несовершеннолетних были существенно ниже темпов роста всей преступности (с 1987 по 1999 г. количество и уровень всех преступлений выросли в 2,5 раза).

Характеристика отдельных видов преступлений, совершенных несовершеннолетними или с их участием, представлена в табл.2. Как видно из приведенных данных, за указанный период времени возрастает доля несовершеннолетних в совершении таких тяжких насильственных преступлений, как умышленное убийство (в 1,7—2 раза) и умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (в 1,7 раза) при устойчивом сокращении доли несовершеннолетних в изнасилованиях и всех преступлениях против собственности. “Вклад” несовершеннолетних во взяточничество и преступления, связанные с наркотиками, довольно стабилен.

Более “благоприятные” тенденции преступности несовершеннолетних по сравнению со взрослой преступностью гипотетически могут объясняться относительно лучшей адаптацией несовершеннолетних к современным условиям российского бытия. Однако, во-первых, за счет чего происходит эта “адаптация”: в результате большей наркотизации? Ухода в криминальные структуры, латентность деятельности которых очень высока? Во-вторых, не есть ли это последствия более высокой латентности преступлений несовершеннолетних?

Подробный анализ региональных особенностей преступности несовершеннолетних представлен в трудах Г. Забрянского.

Далее Г. Забрянский соотносит вышеназванные группы с экономическими районами России. Экономическими районами с низкой криминальной активностью несовершеннолетних оказались Северо-Кавказский (коэффициент 1104,1), Поволжский (1473,0), Центрально-Черноземный (1613,0) и Центральный (1792,1). Районы со средней криминальной пораженностью — Волго-Вятский (1991,6), Северо-Западный (2467,5), Уральский (2362,3), Западно-Сибирский (2457,5) и Северный (2630,1). К экономическим районам с высокой криминальной пораженностью подростков относятся Восточно-Сибирский (2881,2) и Дальневосточный (3396,7). Надо ли говорить, что криминальная активность несовершеннолетних достаточно точно отражает социально-экономические условия существования регионов?

Молодежная преступность в России

Общая характеристика молодежной преступности: ее истоки, субкультура, причины и механизм формирования, специфические признаки и глобализм. Криминогенная характеристика подобных правонарушений в России. Предупреждение преступлений среди молодежи.

Рубрика Социология и обществознание
Вид курсовая работа
Язык русский
Дата добавления 15.10.2010
Размер файла 53,6 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

1. Общая характеристика молодежной преступности

1.1 Истоки молодежной преступности

1.2 Молодежная субкультура

1.3 Особенности молодежной преступности

1.4 Глобализм молодежной преступности

2. Феномен молодежной преступности

2.1 Анализ проблемы

2.2 Криминогенная характеристика молодежной преступности

2.3 Предупреждение преступлений среди молодежи

Подростки и молодежь характеризуются повышенной криминальной активностью (если иметь в виду “обычную” преступность, street crime, а не “беловоротничковую”). Вместе с тем, как принято считать, они — будущее любой страны, от их привычного поведения, образа жизни, личностных качеств зависит и судьба общества, государства. Неудивительно поэтому, что подростково-молодежной преступности, преступности несовершеннолетних уделяется огромное внимание в отечественной и зарубежной литературе — криминологической, социологической, психологической, педагогической и др.

Хотя и важная роль подростков и молодежи для будущего страны, и их повышенная криминальная активность являются фактом, однако и эта рассматриваемая нами проблема не столь проста и однозначна.

Во-первых, относительно негативная оценка взрослыми поведения детей, подростков, молодежи наблюдается на протяжении всей истории человечества. “Конфликт поколений” присущ не только новой истории. Старшие поколения всегда недовольны младшими, а те отвечают взаимностью.

Во-вторых, подростково-молодежному возрасту закономерно присуща повышенная активность, проявляющаяся как в негативных (относительно высокая криминализация, наркотизация, сексуальные девиации), так и в позитивных (художественное, техническое, научное творчество) проявлениях девиантности. Дети, подростки, молодые люди обладают высокой энергетикой, стремлением “открыть” или сделать что-то новое, ранее неизвестное, самоутвердиться в инновационной деятельности. Но, повторимся, за все приходится платить. Поиск молодых приводит и к творческим достижениям, и к негативным девиациям, включая преступность. Да и гибнут дети, подростки, молодые люди чаще, чем им “положено” по возрасту (высокая виктимность).

В-третьих, взрослые, предъявляя повышенные требования к поведению подрастающего поколения, сами нередко ведут себя не лучшим образом по отношению к нему. И если мы справедливо осуждаем тяжкие преступления, совершаемые подростками, то, как оценить детскую безнадзорность, заброшенность, а то и прямое насилие над детьми и подростками со стороны взрослых, включая их родителей, родственников, учителей? Ефремов А.Н. Жертвы жестокости — дети. М.: Педагогика, 1985. С. 313. Никакие заклинания не сократят преступность и иные негативные девиации подростков и молодежи без изменения отношения к ним взрослых людей — родителей, учителей, работников правоохранительных органов, населения в целом. Неслучайно специалисты утверждают: “Не бывает трудных детей, есть трудные взрослые”. Определимся с некоторыми понятиями Черная книга преступлений против детей в Санкт-Петербурге: факты, документы, комментарии СПб.: Детский фонд им. Ф.М. Достоевского, 1994. С. 5..

Цель работы — изучить особенности молодежной преступности в России.

1) рассмотреть истоки молодежной преступности;

2) обозначить молодежную субкультуру;

3) обозначить особенности молодежной преступности;

4) охарактеризовать глобализм молодежной преступности;

5) изучить феномен молодежной преступности.

1. Общая характеристика молодежной преступности

1.1 Истоки молодежной преступности

Во-вторых, противоречия между наличными (и постоянно растущими) потребностями людей и неравными возможностями их удовлетворения приобретают особенно острый характер применительно к подросткам и молодежи. Бурное развитие их физических, интеллектуальных, эмоциональных сил, желание самоутвердиться в мире взрослых вступает в противоречие с недостаточной социальной зрелостью, отсутствием профессионального и жизненного опыта, невысокой квалификацией (или отсутствием таковой), а, следовательно, и невысоким (неопределенным, маргинальным) статусом. Многочисленными социологическими исследованиями выявлена неудовлетворенность подростков и молодежи условиями обучения и труда, жилищными условиями, возможностями проявить себя в творческой деятельности. Эта неудовлетворенность объясняется объективными обстоятельствами, а не “капризами” молодых.

В-третьих, применительно к подросткам остро стоит проблема “канализирования” энергии, социальной активности в общественно одобряемом или хотя бы допустимом направлении, ибо молодость особенно нуждается в социальном признании, самоутверждении, опять же при недостаточных возможностях. Неудовлетворенная потребность в самоутверждении приводит к попыткам реализовать себя не только в творчестве (что достаточно сложно), но и в негативных формах активности (“комплекс Герострата”) — насилии, преступлениях (что “проще”) или же приводит к ретритизму — “уходу” — в алкоголь, наркотики, из жизни. Может быть, раньше других это осознали писатели.

Фундаментальное противоречие между потребностями и возможностями, названное выше, может быть конкретизировано применительно к несовершеннолетним в современном российском обществе, как, например, это делает Г. Забрянский Забрянский Г.И. Социология преступности несовершеннолетних. Минск: Минсктиппроект, 2005. С. 77.:

* противоречие между целями, к которым общество призывает стремиться подростков, и теми легальными возможностями, которые оно им предоставляет для их достижения;

* противоречие между расширением возможностей выбора в различных сферах жизнедеятельности и сужением легальных средств реализации этих возможностей;

* противоречие между расширением потребностей в квалифицированном, престижном и высокооплачиваемом труде и ограниченными возможностями их удовлетворения;

* противоречие между стремлением к богатству и ощущением невозможности его достижения легальными способами;

* противоречие между необходимостью усиления социальной и правовой защиты несовершеннолетних и ограниченными материальными возможностями общества.

1.2 Молодежная субкультура

Будучи непонятыми взрослыми, подростки объединяются в группы, образуют подростковую субкультуру со своими ценностями, нормами, интересами, языком (сленгом), символами, которая далеко не всегда отличается законопослушностью.

Если под культурой понимать специфически человеческий способ жизнедеятельности, обеспечивающий социальное наследование, а под образом жизни — относительно устойчивые, типичные для конкретного общества (группы, класса) формы жизнедеятельности, то сообщества с преобладанием ценностей, норм, образцов поведения, отличных от господствующих в обществе (“общепринятых”), образуют ценностно-нормативные субкультуры (богемную, наркотическую, религиозно-культовую, криминальную и др.).

Субкультура формируется в результате интеграции людей, чьи взгляды, деятельность и образ жизни противостоят (не соответствуют) господствующим в обществе или провозглашаемым и принимаемым им. Социально-экономические предпосылки образования субкультур — социальная неоднородность, неравенство, несправедливость, “социальная неустроенность” индивидов (Под “социальной неустроенностью” нами понимается несоответствие между личностными свойствами, характеристиками индивида и требованиями занимаемой им социальной позиции (мещанин во дворянстве, дурак в министерском кресле, талант в роли истопника или сторожа. )). Социально-психологические факторы формирования субкультурных сообществ — потребность людей в объединении, психологической защите, потребность быть “понятым”, самоутвердиться среди себе подобных.

Субкультурные сообщества тем более сплочены и отличны от господствующей культуры, чем более жестко и категорически ею отвергаются. Поэтому, например, группа наркоманов интегрирована больше, чем компания алкоголиков, но меньше, чем криминальная или тюремная субкультуры.

Подростковая субкультура и делинквентная или криминальная подростковая субкультуры не одно и то же. Так, например, подростковой субкультуре в целом могут быть присущи некоторые общие языковые особенности, относительно негативное или настороженное отношение ко взрослым, предпочитаемые виды досуговой деятельности (дискотеки, “тусовки” и др.), одежды, даже питания и напитков (автор хорошо помнит, как в его школьные годы сверстниками предпочитались крепленые вина, а в студенческие годы — исключительно “сухое” вино, даже если оно не нравилось по вкусу).

Конкретные условия, стадии, местные особенности формирования (от Чикаго 30-х г. до “казанского феномена” 80-х гг. минувшего столетия) и деятельности подростковых криминальных групп были предметом многочисленных исследований отечественных и зарубежных авторов Салагаев А.Л., Максудов Р.Р. Подросток в городе: проблемы социализации. Казань: КГУ, 1988. С. 19..

Вообще же перечень факторов, влияющих на девиантность подростков, бесконечен и открыт для дополнений.

Из сказанного следует, что проблема подростково-молодежной преступности (вообще девиантности) коренится в социально-экономических условиях бытия, что она не может “решаться” только уголовно-правовыми мерами, запретительно-репрессивными методами родительского или школьного “воспитания”.

1.3 Особенности молодежной преступности

Организованная преступность, которая на данный момент представляет наибольшую опасность для государства и общества, многолика. Она по-разному проявляет себя в различных сферах человеческой деятельности. Так, она имеет вполне респектабельный вид, когда внедряется в сферу государственного управления и способствует росту коррупции и иных должностных преступлений; совсем иной вид она имеет, когда ставит перед собой цель контролировать и получать доходы от наркоторговли, торговли оружием и тому подобное, — в этом случае она имеет непривлекательный, угрожающий вид. Однако обо всех этих образах организованной преступности написано уже достаточно много, а потому иногда кажется, что нет ничего в ней такого, чего мы бы о ней не знали. Тем не менее, представляется, что есть такой её вид, который, несмотря на повсеместное распространение, ещё практически не изучен, против которого пока не разработаны эффективные методы борьбы, и который всегда способен шокировать общество своей дерзостью и жестокостью. Этот вид преступности правильным будет назвать организованной преступностью молодёжи.

Данный вид организованной преступности отличается своей особой дерзостью и агрессивностью по отношению к обществу и его устоям. Он сам по себе является своего рода вызовом обществу, неспособному решить определённые социальные потребности отдельных молодых людей, стремлением создать своё альтернативное общество с более справедливыми правилами и требованиями. Молодёжная организованная преступность — это следствие внедрения «преступных или околопреступных навыков и традиций в круги молодёжи» Кудрявцев В.Н. Преступность и нравы переходного общества. — М.: Гардарики, 2002. — С. 106.. Отсюда понятны и объяснимы особенности формирования и деятельности организованных молодёжных группировок.

Одна из особенностей молодёжных преступных группировок состоит в том, что является причиной и движущей силой их формирования. Такой причиной и движущей силой являются психологические особенности формирования личности молодого человека, его социализация. Не корысть, не расчёт лежат в основе появления названных группировок, а причины более глубокие, непонятные и не всегда рационально объяснимые. Стремление быть признанным, полноценным признаваемым членом определённой социальной общности — вот один из элементов механизма, лежащего в основе формирования организованных преступных группировок. Однако, только таким стремлением объяснить появление молодёжных преступных группировок нельзя, так как оно свойственно для любого человека и, по существу, является стимулом всякой социальной деятельности. Механизм формирования молодёжных преступных группировок состоит в том, в каких социальных условиях и при наличии каких психологических особенностей личности происходит реализация названного стремления. Для лиц, стремящихся стать членами молодёжных преступных группировок, характерно то, что они, как правило, либо являются изгоями в обществе и потому не могут нормально пройти процесс социализации, либо имеют какие-либо особенности психического развития. Рассмотрим это подробнее.

В силу определённых причин индивидуального развития и особенностей социальной обстановки отдельные молодые люди вначале оказываются не признанными в социальных группах своих сверстников, а затем отторгаются из них. Так эти молодые люди становятся изгоями в своём социальном окружении. Это становится причиной, усиливающей их агрессивность, а также некоторые другие их деструктивные качества. Противостояние от этого ещё более обостряется. Возникает образ враждебных «они», который нуждается в противовесе — дружественном «мы». Но этого «мы» поначалу нет, а есть лишь несформировавшееся, неуверенное в себе «я». Это «я» нуждается в опоре, которой является одобрение «других», но общество уже не может одобрить поведения, проистекающего из уже начавшего деформироваться «я». Единственная опора возможна лишь среди таких же отверженных. Так, возникает восприятие «мы», которое противостоит обществу. Это восприятие своего единения в «мы» — основа всякой криминальной молодёжной группировки. Индивидуальная агрессия трансформируется в групповую, и обществу уже противостоит не отдельный отверженный молодой человек, а социальная общность. «Мы» продолжает эволюционировать и начинает в определённых случаях отождествляться не только с конкретной группировкой, но и с более неопределённой общностью, противостоящей обществу, которое ранее отвергло этих молодых людей. Такому отождествлению во многом способствует криминальная субкультура с её антисоциальным фольклором. Начинают проявляться некоторые феномены сознания молодёжи, входящей в состав преступных группировок. Так, «проникновение преступной идеологии в молодёжную среду подтверждает то обстоятельство, что в сознании некоторой части подростков и молодёжи укрепляется мнение о том, что быть судимым, носить знаки принадлежности к преступному миру чуть ли не признак высочайшей доблести» Татидинова Т.Г. Организованная преступность и молодёжь. // Социологические исследования. 2000. № 1. — С.56-57..

Это интересно:  Причины и условия насильственной преступности

Стремление общаться и быть значимым в кругу лиц, с которыми это общение происходит, объясняет не только то, почему молодые люди объединяются в преступные группировки, но и то, почему они совершают преступления. Так, В. совершил целую серию дерзких разбойных нападений. При этом сумма похищенного была сравнительно невелика. Мотивы, которые лежали в основе его поведения, были непонятны следствию, суду и окружающим, так как В. был из хорошо обеспеченной семьи и не нуждался в деньгах. Анализ социальной обстановки, в которой оказался В., позволил сделать вывод, что он совершил все преступления лишь ради одобрения со стороны членов своей преступной группировки. Подобные случаи встречаются довольно часто в практике расследования, а потому позволяют сделать вывод о том, что за ними скрывается какая-то закономерность. Этой закономерностью является то, что молодёжные преступные группировки формируются и действуют не ради удовлетворения каких-либо корыстных или иных, могущих быть рационально объяснёнными, мотивов. Причины, по которым молодёжь объединяется в преступные группировки, и по которым она готова идти на любые нарушения закона, лежат в более глубоких слоях психики, нежели сознание. Основным мотивом к подобному поведению является стремление создать свою социальную общность, в которой максимально можно самореализоваться и быть признанным.

Бросающейся в глаза особенностью молодёжных преступных группировок является агрессивность их членов. Уровень её намного превышает агрессивность других людей. Она часто бывает результатом неадекватного восприятия окружающей действительности. Однако, утверждать, что она совершенно независима от ситуации, в которой оказался молодой человек, нельзя. Анализ данной ситуации лежит в основе агрессивного поведения как группировки в целом, так и отдельных её членов. Но этот анализ отличается некоторой ущербностью, неполноценностью, так как основан на преувеличенной, или даже выдуманной, опасности со стороны окружающих. В силу господствующих в группировках установок, большинство социальных ситуаций оцениваются, как угрожающие жизни, здоровью либо социальному положению самой группировки или отдельным её членам. Неадекватность восприятия и оценки социальной ситуации часто оказывается причиной многочисленных «войн» между группировками и «разборок» внутри них.

Причин высокого уровня агрессии в поведении молодых людей, входящих в преступные группировки, как представляется, может быть две. Первая связана с протестом против общества, которое отвергло молодого человека, а потому является ненавистным, враждебным для него. Вторая — состоит в том, что молодой человек ещё не прошёл процесса социализации, а потому инстинктивные побуждения в нём достаточно сильны и в силу некоторой деформации в развитии личности замещают отдельные социальные качества. А если учесть тот факт, что агрессия является социально одобряемым со стороны других членов группировки качеством, то становится понятным, что для её гипертрофированного развития в группировках имеются все условия. Более того, благодаря ей, молодые люди лучше адаптируются в криминальной среде. Это обусловлено тем, что агрессия — это социально одобряемый стандарт поведения в криминальной субкультуре.

Следствием агрессивного поведения является установление между молодёжными группировками чётких границ между сферами их деятельности. С этой целью группировки устанавливают даже территориальные границы. В этом между молодёжными группировками и сообществами отдельных животных усматривается некоторое сходство. Так же, как и у животных, граница территории для членов молодёжной преступной группировки часто означает запрет не только в осуществлении за её пределами какой-либо криминальной или хозяйственной деятельности, но и простого появления. Нарушение этого запрета воспринимается группировкой, чья территориальная граница была нарушена, как акт агрессии. Поэтому в отношении нарушителя может быть применено насилие, которое носит назидательный характер в отношении тех, кто не прочь был бы последовать этому примеру. С учётом того, что территориальные границы носят во многом условный характер, спор между группировками по их поводу часто становится причиной серьёзных противостояний. Такое отношение к территории, на которой действует группировка, сходство в этом с отдельными сообществами животных, является свидетельством того, что в основе формирования и деятельности молодёжных преступных группировок лежат архаичные животные инстинкты. Удовлетворению потребностей, возникающих из этих инстинктов, служат рассматриваемые здесь преступные группировки.

Название контролируемой группировкой территории часто становится и названием самой группировки. Это, по существу, является ещё одним подтверждением значения территории для формирования и деятельности молодёжных группировок.

Но не только чётко очерченная территория является свидетельством того, что в основе формирования и деятельности молодёжных преступных группировок лежат архаичные мотивы. Это подтверждается и сложной иерархической системой взаимоотношений, которые существуют внутри группировок. Эта система сильно напоминает систему взаимоотношений между феодалами различных уровней в эпоху средневековья. Она поддерживается суровой «моралью», заимствованной группировками у уже сложившегося к их появлению преступного мира. Санкции за её нарушения отличаются особой жестокостью, способной вызвать ужас в обществе правопослушных граждан. Так, даже за сравнительно незначительные провинности наказанием может стать смерть. При этом, взаимоотношения между членами преступных группировок только на первый взгляд кажутся простыми. При ближайшем рассмотрении становится понятным, что в них много условностей и атрибутики, подчёркивающей либо преданность конкретного члена к группировке в целом, либо конкретному её лидеру, или иному лицу, занимающему более высокое в группировке положение.

В подобном роде иерархических взаимоотношениях усматривается что-то от ритуала. Так, личность лидера группировки чаще всего обходится молчанием в разговорах рядовых членов, а если и упоминается, то лишь позитивно, чаще в связи с необходимостью выполнения данного им поручения. Такое правило устанавливается не гласно, а как результат определённого молчаливого соглашения. В этом усматривается глубинный смысл этого соглашения, оно отражает какую-то психическую потребность членов группировки. Здесь просматривается некоторая аналогия с древними обществами. Так, Д.Д. Фрэзер отмечал, что личность правителей в обществах, сохраняющих традиции древности, настолько священна, что даже их имя и всё с ними связанное запрещалось употреблять простому человеку. К примеру, «на островах Фиджи есть особое название (кана лама) для болезни, проистекающей якобы от приёма пищи из посуды вождя и ношения его одежды» Фрэзер Д.Д. Золотая ветвь: Исследование магии и религии. — М.: Политиздат, 1986. — С. 196.. Конечно же, личность лидера в молодёжной группировке не достигает такого же абсолюта почитания, как личность вождя на островах Фиджи, однако в обоих этих случаях усматриваются определённые параллели. Параллели эти в том, что лидер, так же, как и вождь, является своего рода символом группировки, её объединяющим началом. Неслучайно поэтому то, что название многих из группировок производно от имени, чаще фамилии, лидера этой группировки. Кроме того, сам преступный мир уже давно определился с методами и средствами борьбы с молодёжными группировками. Они примитивно просты — уничтожение лидера означает и уничтожение самой группировки. Данный факт подтверждает особую ценность личности лидера для молодёжных группировок, а также в какой-то мере подтверждает несколько ритуальное отношение к ней.

В таком роде отношении к лидеру усматривается потребность молодых людей в подчинении. Причём неважно, кто конкретно лидер, которому они подчиняются. Важно лишь то, чтобы он обладал определённым набором качеств. Для молодых людей, объединяющихся в преступные группировки, это, как правило, качества, не одобряемые в обществе. Но именно благодаря им, достигается определённая сакраментальность не только в самом подчинении, которое приобретает ритуальное значение, но и в отношениях между самими членами конкретной преступной группировки. Они начинают считать себя особенными, не похожими на других, объединёнными особыми ценностями и иным, чем все другие их окружающие люди, пониманием мира. Это определяет то, какие требования предъявляются к конкретной личности, чтобы она смогла играют роль лидера в преступной группировке. Особенность этой личность должна состоять не просто в наличии определённых личностных качеств, а в том, как эти качества сочетаются и проявляются в личности. Одобряются, прежде всего, яркие проявления агрессии, но агрессия не должна быть немотивированной, она должна проявляться, как справедливая строгость за непослушание — к своим, и справедливое возмездие — к чужим, то есть иным группировкам. В связи с этим особое значение придаётся способности лидера идти на крайние меры, которые обычно способны шокировать простых обывателей. Сама эта способность шокировать приводит в восторг членов преступной группировки и позволяет им видеть в своём лидере концентрацию своих собственных чувств, толкающих их на противостояние с окружающим их миром. Другим качеством, которым, по мнению членов группировок, должен обладать лидер, является его внешне воспринимаемая самодостаточность. Как правило, это не что иное, как ярко выраженный эгоизм, прикрытый риторикой об интересах группировки. И третье важное качество — это некоторая алогичность в поведении, которая воспринимается, как вызов существующим в обществе нормам морали и нравственности. Данное качество устраивает членов группировок по двум причинам: во-первых, в нём они видят вызов всему обществу, во-вторых, это делает поведение лидера непонятным для рядовых членов группировок, а потому оно становится для них почти магическим — непонятным по сути, но способным привести к желаемому ими результату Подольный Н.А. Организованная молодёжная преступность: некоторые особенности и направления борьбы с нею // Следователь. Федеральное издание. 2003, № 6. — С. 44-51..

1.4 Глобализм молодежной преступности

В связи с длительным сохранением низкого уровня жизни, прогнозируемым ростом наркомании и алкоголизма в обозримый период времени можно ожидать продолжение роста молодежной преступности. Криминальные тренды несовершеннолетних дают основание прогнозировать дальнейшее увеличение числа грабежей и разбоев, совершаемых организованными группами подростков.

Преобладание данных видов преступлений отражает, с одной стороны, возросшее финансовое и имущественное расслоение общества, с другой — рост социальной нетерпимости и агрессивности. Возможно, психологические переживания подростков вследствие данных социальных процессов сублимируются в антисоциальные, криминальные формы поведения, которые ведут к конфликту с законом.

Молодежная преступность начинает приобретать глобальный для российского общества характер. Следует отметить, что приведенные выше показатели характеризуют отнюдь не фактический, а только лишь регистрируемый уровень подростковой преступности. Для учета латентности необходимо увеличить показатели официальной статистики как минимум в 4 раза.

Для поддержания правопорядка в дальнейшем государству потребуются крупные силы милиции и большие государственные расходы, которые невозможно будет обеспечить из-за кризисного состояния экономики. Это обусловит формирование милицейских подразделений, главным образом, из числа призывников.

Военная реформа приведет к сокращению численности российской армии, но не позволит отказаться от призыва молодежи для службы в войсках МВД. Значительная часть молодых офицеров, увольняемых из армии, перейдет на службу в органы правопорядка, за их счет произойдет кадровое омоложение этих органов. Также увеличится число работников правоохранительных служб, не имеющих профессиональной подготовки.

В результате при интенсивном росте преступности будет падать эффективность правоохранительных органов и, как следствие, расти число частных охранных структур, в которых в основном будут задействованы молодые люди. Уже сегодня в охранном секторе занято около 0,5 млн. молодых людей. Это почти четверть численности российских вооруженных сил. Сопутствующее этому процессу вооружение гражданского населения приведет к массовому распространению социального вандализма, когда в социальных и бытовых спорах предпочтение будет отдаваться не силе аргументов, а оружию. «Криминальные разборки» в массовом сознании молодежи уже сегодня составляют серьезную альтернативу российской судебной и правоохранительной системам. В дальнейшем рост правового нигилизма молодежи и массовое распространение оружия в обществе могут создать ситуацию, когда нормам права будут противопоставлены «нормы силы» — право более вооруженного и сильного Ветров Н.И. Профилактика правонарушений среди молодежи. М., 1980. С. 13..

2. Феномен молодежной преступности

2.1 Анализ проблемы

По экспертным оценкам в России действует более 300 крупных преступных синдикатов и 1000 молодежных преступных банд. Участие в тех или иных преступных кланах и группировках становится для молодежи социально престижным занятием.

В настоящее время более половины всех правонарушений совершается молодыми людьми. В российских мегаполисах до 30% социально опасных деяний совершается подростками моложе 14 лет. За последние 5 лет на 25% увеличилось число несовершеннолетних, находящихся в федеральном розыске. В течение десятилетия число осужденных за уголовные деяния в возрасте до 30 лет возросло в два раза.

Растет доля тяжких и особо тяжких преступлений в общем числе правонарушений, совершенных малолетними преступниками. Причем среди них стали преобладать уголовные деяния с использованием различного оружия. В настоящее время почти треть школьников вооружено разными видами холодного оружия и средствами самозащиты.

В составе преступных деяний несовершеннолетних преобладают (до 85%) преступления против собственности (кража, мошенничество, грабеж, разбой, угон транспортного средства, умышленное уничтожение или повреждение имущества). Устойчивой чертой становится групповой характер преступлений, совершаемых несовершеннолетними. Свыше 60% составляет доля групповых преступлений, причем групповая преступность несовершеннолетних все более приобретает признаки организованности.

Криминальные группы, утвердившиеся во всех сферах жизни, составляют сильную конкуренцию политическим, экономическим и другим официальным структурам. В криминальной среде сформировалась собственная, «теневая» социальная структура со своими «теневыми» стратами, вхождение в которые гарантирует молодым людям определенный уровень материального достатка и присущий им набор социальных возможностей. Участие в деятельности, принадлежность к тем или иным преступным кланам и группировкам нередко становится для некоторых подростков пределом желаний и социальных ожиданий. Часть несовершеннолетних мечтает пополнить ряды уголовников и войти в состав криминальных структур.

В связи с длительным сохранением низкого уровня жизни, прогнозируемым ростом наркомании и алкоголизма в обозримый период времени можно ожидать продолжение роста молодежной преступности. Криминальные тренды несовершеннолетних дают основание прогнозировать дальнейшее увеличение числа грабежей и разбоев, совершаемых организованными группами подростков.

Преобладание данных видов преступлений отражает, с одной стороны, возросшее финансовое и имущественное расслоение общества, с другой — рост социальной нетерпимости и агрессивности. Возможно, психологические переживания подростков вследствие данных социальных процессов сублимируются в антисоциальные, криминальные формы поведения, которые ведут к конфликту с законом.

Молодежная преступность начинает приобретать глобальный для российского общества характер. Следует отметить, что приведенные выше показатели характеризуют отнюдь не фактический, а только лишь регистрируемый уровень подростковой преступности. Для учета латентности необходимо увеличить показатели официальной статистики как минимум в 4 раза.

Для поддержания правопорядка в дальнейшем государству потребуются крупные силы милиции и большие государственные расходы, которые невозможно будет обеспечить из-за кризисного состояния экономики. Это обусловит формирование милицейских подразделений, главным образом, из числа призывников.

Военная реформа приведет к сокращению численности российской армии, но не позволит отказаться от призыва молодежи для службы в войсках МВД. Значительная часть молодых офицеров, увольняемых из армии, перейдет на службу в органы правопорядка, за их счет произойдет кадровое омоложение этих органов. Также увеличится число работников правоохранительных служб, не имеющих профессиональной подготовки.

В результате при интенсивном росте преступности будет падать эффективность правоохранительных органов и, как следствие, расти число частных охранных структур, в которых в основном будут задействованы молодые люди. Уже сегодня в охранном секторе занято около 0,5 млн. молодых людей. Это почти четверть численности российских вооруженных сил. Сопутствующее этому процессу вооружение гражданского населения приведет к массовому распространению социального вандализма, когда в социальных и бытовых спорах предпочтение будет отдаваться не силе аргументов, а оружию. «Криминальные разборки» в массовом сознании молодежи уже сегодня составляют серьезную альтернативу российской судебной и правоохранительной системам. В дальнейшем рост правового нигилизма молодежи и массовое распространение оружия в обществе могут создать ситуацию, когда нормам права будут противопоставлены «нормы силы» — право более вооруженного и сильного.

Но там, «где нет власти закона, нет и государственного устройства». Массовый правовой нигилизм молодежи на фоне разгула преступности может привести к введению чрезвычайных положений и мер, которые со временем станут обычной нормой жизни. Уже через несколько лет можно ожидать введение подобных мер в некоторых российских регионах, где нарастает вал преступности и социальный хаос. Конечно же, такая практика и реальность будут только отдалять Россию от гражданского общества Антонян Ю.М. Причины преступного поведения. М., 2002. С. 18..

2.2 Криминогенная характеристика молодежной преступности

Интенсивность преступности молодежи по отдельным видам преступлений представлена в табл.1.

Как явствует из приведенных данных, наиболее “молодежными” являются изнасилования, разбойные нападения и преступления, связанные с наркотиками. Наблюдается тенденция возрастания доли молодежи с середины 90-х гг. в таких преступлениях, как причинение тяжкого вреда здоровью, разбойные нападения, грабежи, кражи.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector