+7 (499) 938-65-94  Москва

+7 (812) 467-43-31  Санкт-Петербург

8 (800) 350-96-82  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Что не относится к субъективной стороне преступления

Субъективная сторона преступления — это психическая деятельность лица, непосредственно связанная с совершением преступления. Она образует психическое, то есть субъективное, содержание преступления.

Для следственной и судебной практики из всех элементов состава преступления наиболее сложной для установления и доказательства является именно субъективная сторона. И это вполне понятно, так как проникнуть в мысли, намерения, желания и чувства лица, совершившего преступление, гораздо труднее, чем установить объективные обстоятельства преступления. Поэтому не может и не должно быть какого-то общего подхода к установлению той или иной разновидности психического отношения лица к совершенному им общественно опасному деянию и его последствиям, к установлению его мотивов, целей и эмоций.

Субъективная сторона преступления и субъективная сторона состава преступления неодинаковы по объему и содержанию. Первое понятие шире и включает в себя второе, которое является элементом состава преступления, обусловливает его наличие и квалификацию деяния. Та часть субъективной стороны преступления, которая «остается», если мысленно и условно «вычесть» из первого понятия второе, может влиять на назначение наказания.

Субъективная сторона состава преступления — это совокупность предусмотренных уголовным законом признаков, характеризующих психическое отношение лица к совершаемому деянию, содержащему данный состав. Она включает лишь самые общие, самые существенные признаки такого отношения, отраженные в уголовном законе в качестве признаков данного состава — основного, квалифицированного (то есть с отягчающими обстоятельствами) или привилегированного (то есть со смягчающими обстоятельствами). Равно как и любой другой его элемент (объект, объективная сторона, субъект), она имеет решающее значение квалификации: содеянное может быть квалифицировано по статье Особенной части УК, если содержит все признаки субъективной стороны соответствующего состава преступления.

Словосочетания «субъективная сторона состава преступления» (или равнозначное ему «субъективная сторона конкретного состава преступления») и «общее понятие субъективной стороны состава преступления» — единичное и общее.

Первое — это совокупность признаков, характеризующих по уголовному закону психическое отношение виновного к деянию, содержащему данный конкретный состав. Например, субъективная сторона состава кражи чужого имущества, хулиганства и др. В этом смысле субъективная сторона охватывает только те из указанных признаков, которые служат обязательными, или альтернативными, для данного состава.

Общее понятие субъективной стороны состава преступления охватывает все те предусмотренные уголовным законом признаки, характеризующие психическое отношение виновного к содеянному, которые отражены и, так или иначе, проявляются в субъективной стороне различных конкретных составов преступлений в их обобщенном виде, сущностные связи между этими признаками и между последними и другими элементами состава преступления; закономерности фиксации в уголовном законе психического отношения виновного к содеянному; влияние судебной и следственной практики применения уголовного закона на определение признаков субъективной стороны состава преступления.

Определение зависимости уголовной ответственности и наказания от характера и содержания психического отношения лица к указанным объективным признакам обусловлено их уголовно-правовым значением. Субъективная сторона устанавливает твердые пределы уголовной ответственности.

Очерченные положения свидетельствуют об уголовно-правовом значении психического отношения лица к объективным признакам не только состава преступления, основного или квалифицированного, но и к тем, которые являются обстоятельствами, отягчающими ответственность, то есть лежат за рамками состава преступления и учитываются лишь при назначении наказания.

Согласно характеристике психического отношения виновного к содеянному, содержащейся в уголовном законе, субъективная сторона состава преступления состоит из четырех признаков: вины, мотива, цели и эмоций.

Вина — психическое отношение к объективным признакам состава преступления. А также — психическое отношение виновного к объективным признакам, не являющимся признаками состава преступления, но предусмотренным в уголовном законе в качестве обстоятельств, отягчающих ответственность.

Вина, мотив, цель и эмоции представляют собой объективную реальность — фактически существующие явления. Они познаваемы, и их содержание может быть установлено по уголовному делу посредством и на основании анализа и оценки всех объективных обстоятельств совершенного преступного деяния в их совокупности.

Вина составляет ядро субъективной стороны преступления, хотя и не исчерпывает полностью ее содержания. Вина — обязательный признак любого преступления. Но она не дает ответа на вопросы, почему и зачем виновный совершил преступление.

Мотив преступления — это побуждение, которым руководствовался виновный, совершая общественно опасное деяние, а цель — это конечный результат, к достижению которого он стремился. Особенности некоторых составов преступлений определяют необходимость выяснения тех или иных эмоций, испытываемых человеком при совершении общественно опасного деяния. Существует множество эмоций, которые различаются по своему характеру, содержанию, времени возникновения. Все они находятся за пределами субъективной стороны преступления, ибо не влияют на формирование ее признаков (раскаяние в содеянном, боязнь наказания) или влияние это ничтожно мало и поэтому не имеет существенного значения при формировании у лица мотива и умысла совершить преступление (сострадание, жалость).

Но в некоторых, предусмотренных в нормах Особенной части УК, случаях (ст. ст. 107, 113), такие эмоций, как состояние сильного душевного волнения, играют существенную роль в формировании мотива совершения названных преступлений и поэтому входят в содержание субъективной стороны при условии указания на них в диспозиции закона.

Субъективная сторона преступления имеет важное юридическое значение, вытекающее из значения состава преступления:

  • 1) как составная часть основания уголовной ответственности она отграничивает преступное поведение от непреступного. Так, не являются преступлением причинение общественно-опасных последствий без вины, неосторожное совершение деяния, наказуемого лишь при наличии умысла (ст. 115 УК), а также предусмотренное нормой уголовного права деяние, но совершенное без указанной в этой норме цели (ст. 158-162 УК) или по иным мотивам, нежели указаны в законе (ст. 153-155 УК);
  • 2) субъективная сторона преступления позволяет отграничить друг от друга составы преступления, сходные по объективным признакам. Так, преступления, предусмотренные ст. 105 и 109 УК, различаются только по форме вины; самовольное оставление части или места службы военнослужащим (ст. 337 УК) отличается от дезертирства (ст. 338 УК) только по содержанию цели;
  • 3) вид и направленность умысла, вид неосторожности, характер мотивов и целей в значительной мере определяют степень общественной опасности, как преступления, так и лица, его совершившего, а значит, характер ответственности и размер наказания с учетом предписаний, изложенных в ст. 61, 63 и 64 УК;
  • 4) точное установление субъективной стороны преступления является предпосылкой для индивидуализации уголовной ответственности и наказания, назначения режима исправительного учреждения.

Все это способствует осуществлению принципов законности (ст.3 УК РФ), справедливости (ст.6 КУ РФ), гуманизма (ст.7 УК РФ).

Умысел — наиболее распространенная в законе и на практике форма вины. Из каждых десяти преступлений примерно девять совершается умышленно. В ст. 25 УК впервые законодательно закреплено деление умысла на прямой и косвенный.

Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо, его совершившее, осознавало общественную опасность своего действия (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления (ч. 2 ст. 25 УК).

Осознание общественно опасного характера совершаемого деяния и предвидение его общественно опасных последствий характеризуют процессы, протекающие в сфере сознания, и поэтому образуют интеллектуальный элемент прямого умысла, а желание наступления указанных последствий относится к волевой сфере психической деятельности и составляет волевой элемент прямого умысла.

В соответствии с законом (ч. 2 ст. 25 УК) прямой умысел характеризуется предвидением возможности или неизбежности наступления общественно опасных последствий. Лицо, намеренное причинить определенные последствия, убеждено в реальном осуществлении своих намерений, оно опережающим сознанием отражает общественно опасные последствия в идеальной форме, т. е. как уже наступившие, и, как правило, представляет их себе как неизбежные.

Волевой элемент прямого умысла, характеризующий направленность воли субъекта, определяется в законе как желание наступления общественно опасных последствий.

Желание — воля, мобилизованная на достижение цели, это стремление к определенному результату. Оно может иметь различные психологические оттенки.

Косвенный умысел в соответствии с законом (ч. 3 ст. 25 УК) имеет место, если лицо, совершившее преступление, осознавало общественную опасность своего действия (или бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий и, хотя и не желало, но сознательно допускало их либо относилось к ним безразлично.

Осознание общественно опасного характера деяния при косвенном умысле по существу не отличается от соответствующего элемента прямого умысла. Но характер предвидения общественно опасных последствий неодинаков при прямом и при косвенном умысле.

Предвидение лишь возможности наступления общественно опасных последствий — единственно возможный вариант содержания данного признака косвенного умысла. При этом субъект предвидит возможность наступления таких последствий как реальную, считает их закономерным результатом развития причинной связи именно в данном конкретном случае.

Интеллектуальный элемент косвенного умысла — осознание общественной опасности совершаемого деяния и предвидение реальной возможности наступления общественно опасных последствий.

Волевой элемент косвенного умысла — отсутствие желания, но сознательное допущение общественно опасных последствий либо безразличное к ним отношение (ч. 3 ст. 25 УК) При косвенном умысле общественно опасное последствие — это побочный продукт преступных действий виновного, направленных к достижению иной цели, находящейся за рамками данного состава преступления.

Косвенный умысел фиксируется в законодательстве и встречается в реальной жизни значительно реже, чем прямой. Он невозможен при совершении преступлений с формальным составом, в преступлениях, состав которых включает специальную цель деяния, при покушении на преступление и приготовлении к преступлению, при сознании неизбежности наступления общественно опасных последствий, а также в действиях организатора, подстрекателя и пособника.

Установление вида умысла очень важно для правильной квалификации преступления, что подтверждается многими примерами.

Строгое разграничение обоих видов умысла необходимо для правильного применения ряда уголовно-правовых институтов (приготовление, покушение, соучастие), для квалификации преступлений, законодательное описание которых предполагает только прямой умысел, для определения степени вины, степени общественной опасности деяния и личности виновного, а также для индивидуализации уголовной ответственности и наказания.

По моменту возникновения преступного намерения умысел подразделяется на заранее обдуманный и внезапно возникший.

Заранее обдуманный умысел характерен тем, что намерение совершить преступление осуществляется через более или менее значительный промежуток времени после его возникновения.

Внезапно возникшим является такой вид умысла, который реализуется в преступлении сразу же или через незначительный промежуток времени после его возникновения. Внезапно возникший умысел может быть простым или аффектированным.

Простым внезапно возникшим умыслом называется такой умысел, при котором намерение совершить преступление возникло у виновного в нормальном психическом состоянии и было реализовано сразу же или через незначительный промежуток времени после возникновения.

Аффектированный умысел характеризует не столько момент, сколько психологический механизм возникновения намерения совершить преступление. Поводом к его возникновению являются неправомерные или аморальные действия потерпевшего в отношении виновного или его близких. Они внезапно или под влиянием длительной психотравмирующей ситуации вызывают у субъекта сильное эмоциональное волнение, существенно затрудняющее сознательный контроль над волевыми процессами.

В зависимости от степени определенности представлений субъекта о важнейших фактических и социальных свойствах совершаемого деяния умысел может быть определенным (конкретизированным) или неопределенным (не конкретизированным).

По неосторожности совершается меньше преступлений, чем умышленных. Однако это вовсе не означает, что можно недооценивать распространенность и опасность неосторожных преступлений. С дальнейшим развитием техники и различных видов транспорта, бытовой химии, с обострением проблем экологического характера вопрос об ответственности за неосторожные преступления приобретает особое значение.

В соответствии с ч. 2 ст. 24 УК «деяния, совершенные только по неосторожности, признаются преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ». Это значит, что законодатель допускает совершение некоторых преступлений с любой формой вины: если при описании преступления форма вины не указана и с очевидностью не вытекает из способов законодательного описания этого преступления, то оно может быть совершено как умышленно, так и по неосторожности (например, заражение ВИЧ-инфекцией, разглашение государственной тайны).

Уголовное право. Курс лекций

Понятие и значение субъективной стороны преступления

Если объективная сторона преступления — это внешняя характеристика преступления (общественно опасное действие или бездействие, общественно опасное последствие, причинная связь, место, время, способ, обстановка, орудия и средства совершения преступления), то субъективная сторона является его внутренней (по отношению к объективной стороне) характеристикой. Это есть внутреннее, т.е. психическое, отношение преступника к совершенному им преступлению. К признакам, образующим субъективную сторону преступления, относятся, как отмечалось, вина, мотив и цель преступления, а также эмоциональное состояние лица в момент совершения преступления. Несмотря на различное содержание этих признаков, они объединяются в одну группу, образующую субъективную сторону преступления, потому что все они характеризуют процессы, происходящие в психике лица, совершающего преступление. Проблеме субъективной стороны преступления в отечественной уголовно-правовой литературе посвящено немало трудов российских юристов. Среди них следует отметить труды П.С. Дагеля.

Проблемы вины в советском уголовном праве // Уч. зал Дальневосточного унта. Вып 41. Владивосток, 1961;

Учение о личности преступника в советском уголовном праве. Владивосток, 1970;

Неосторожность. Уголовно-правовые и криминологические проблемы. М., 1977;

Проблемы советской уголовной политики Владивосток, 1982.

Психика (психическое) представляет собой внутреннее содержание жизни человека, его мысли, чувства, намерения, волю. Психические процессы обычно подразделяются на интеллектуальные (познавательные), эмоциональные и волевые. При этом надо иметь в виду, что такое деление является условным и в отдельности (сами по себе) такие процессы не существуют. Лишь в единстве, в тесном сплаве интеллекта (познания), чувства и воли существует психика человека. Тем не менее для уяснения содержания и значения как в целом субъективной стороны преступления, так и образующих ее признаков привлечение внимания к составляющим психику элементам (процессам) является не только полезным, но и необходимым.

Каждый из признаков, образующих субъективную сторону преступления, характеризует психическое содержание преступления, но характеризует его по-своему.

Так, вина — это психическое отношение лица к совершенному им общественно опасному деянию (действию или бездействию) и его последствиям в форме умысла или неосторожности.

Вина — основной признак субъективной стороны преступления, хотя и не исчерпывает ее. При конструировании как умышленной, так и неосторожной вины законодатель использует лишь два элемента психики — интеллектуальный и волевой. Эмоциональное содержание психических процессов не учитывается в уголовно-правовой характеристике умысла и неосторожности (остается за их пределами). Напротив, мотив преступления как побудительная причина преступного деяния и признак субъективной стороны чаще всего носит отпечаток эмоциональных процессов, происходящих в психике лица, совершающего преступление. В отдельных случаях эмоциональное состояние лица, совершающего преступление (например, состояние аффекта, т.е. внезапно возникшего сильного душевного волнения), приобретает самостоятельное уголовно-правовое значение (например, ст. 107 УК РФ). Цель преступления, как и вина, ограничивается интеллектуальным и волевым содержанием.

Вина — обязательный признак субъективной стороны преступления. Без вины нет и не может быть состава преступления, это основной признак субъективной стороны, отграничивающий преступное деяние от не преступного. Законодатель придает вине такое важное значение, что виновная ответственность возведена в принцип УК РФ. В соответствии с ч. 1 ст. 5 УК РФ лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие), наступившие вредные последствия, в отношении которых установлена его вина. В ч. 2 этой же статьи подчеркивается, что уголовная ответственность за невиновное причинение вреда не допускается.

Принцип виновной ответственности — это не выдумка юристов, а элементарное условие правильной юридической и социально-нравственной оценки поведения человека. Как отмечал выдающийся советский психолог С.Л. Рубинштейн, «в противовес ложному, абстрактному «объективизму» нужно сказать, что при оценке поступка правомерно исходить не из всего того, что воспоследовало, а только из того, что из объективно воспоследовавшего могло быть предусмотрено» 1 Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание. М., 1957. С. 286. .

В связи с этим теория уголовного права и судебная практика исходят из того, что принцип виновной ответственности не ограничивается лишь учетом психического отношения (в форме умысла и неосторожности) к совершаемому лицом общественно опасному деянию (действию или бездействию) и его последствиям. Любые обстоятельства совершенного преступления (в особенности квалифицирующие) могут быть вменены в вину лишь тогда, когда по отношению к ним суд установит виновное отношение, т.е. психическое отношение в форме умысла или неосторожности (в зависимости от особенностей конструирования законодателем этих обстоятельств в уголовно-правовой норме).

В отличие от вины мотив, цель преступления и эмоциональное состояние лица при совершении преступления не являются необходимыми признаками состава преступления. Они включаются законодателем в число признаков состава не всех, а лишь некоторых преступлений, и в этих случаях они также превращаются в основание уголовной ответственности. Тем не менее, даже не будучи признаками состава преступления, они могут оказывать существенное влияние на назначение наказания. выступая в качестве смягчающих или отягчающих обстоятельств. Но и тогда, когда эти признаки не имеют самостоятельного значения для уголовной ответственности и наказания, они нередко имеют важное значение для установления вины, для отграничения умышленной вины от неосторожной. Именно поэтому уголовное право не ограничивается принципом виновной ответственности, но стоит на позиции так называемого субъективного вменения. Последний означает, что при решении вопроса об уголовной ответственности и наказании лица, совершившего преступление, принимается во внимание не только виновное отношение лица к совершенному им общественно опасному деянию (действию или бездействию) и его последствиям, но учитываются и другие элементы субъективной стороны преступления — его мотивы, цели и эмоциональное состояние лица в момент совершения преступления.

Следует отметить, что для следственной и судебной практики из всех элементов состава преступления наиболее сложной для установления и доказательства является именно субъективна сторона. И это вполне понятно, так как проникнуть в мысли, намерения, желания и чувства лица, совершившего преступление, гораздо труднее, чем установить объективные обстоятельства преступления. Не случайно известная пословица гласит, что чужая душа — потемки. Поэтому не может и не должно быть какого-то общего подхода к установлению той или иной разновидности психического отношения лица к совершенному им общественно опасному деянию и его последствиям, к установлению его мотивов, целей и эмоций (аргументируемого соображениями «обычно так бывает», «чаше всего так поступают» и т.д.).

Уместно вспомнить, что выдающийся русский литературный критик В.Г. Белинский, возражая против одинакового подхода к оценке поведения разных людей, отмечал: «Личности бесчисленны и разнообразны, как стороны духа человеческого, каждая существует потому, что необходима. Поэтому ничего нет несправедливее, как мерить чью-нибудь личность аршином другой личности, которая всегда или противоположна, или чем-нибудь разнится от нее». Поэтому такой типический (неиндивидуализированный) подход к оценке субъективной стороны преступления вполне вероятно может привести к грубейшим ошибкам в применении уголовного закона, а значит, и прав человека в сфере правосудия по уголовным делам.

Интересная ситуация, иллюстрирующая высказанные соображения, описана Ф.М. Достоевским в его романе «Братья Карамазовы» (фабула которого основана на изложении материалов реального уголовного дела). Один из главных героев романа отставной поручик Дмитрий Карамазов обвиняется в убийстве своего отца. Предполагается, что убийство совершено из-за 3 тыс. руб., недоплаченных отцом сыну и пропавших в момент убийства. Косвенные улики падают на Дмитрия. Одна из них заключается в том, что в ночь после убийства он закатил кутеж (с цыганами), истратив именно около 3 тыс. руб., которых до убийства у него не было. В качестве оправдания Дмитрий Карамазов объясняет, что в этот раз им было истрачено не 3 тыс., а лишь половина этой суммы, причем, что очень важно, эти деньги у него были. Их происхождение он объяснил следующим образом. За месяц до происшедшей трагедии его бывшая невеста Верховцева передала ему 3 тыс. руб. для того, чтобы он переслал их ее родственнице в другой город. Однако Карамазов не сделал этого, разделив всю сумму на две половины, одну зашил в тряпку и повесил себе на шею (как он объяснял, «вместо ладанки»), а другую половину тут же прокутил. В ночь же убийства своего отца он истратил на новый кутеж и оставшуюся половину денег. В действительности так все и было. И для самого Карамазова имело принципиальное значение то, что он в первый раз истратил не все вверенные ему деньги, что у него оставалась возможность вернуть половину этих денег, а значит, он «подлец, но не вор». И это было серьезным нравственным оправданием для обвиняемого. Следствие же и присяжные не увидели в этом никакой разницы в нравственном смысле и поэтому отвергли объяснения Карамазова, признав его виновным в убийстве.

Субъективные признаки состава преступления

К субъективным признакам состава относятся, прежде всего, те, которые характеризуют субъекта преступления. Уголовной ответственности по российскому уголовному праву подлежит физическое, вменяемое лицо, достигшее определенного возраста.

Два основных признака характеризуют субъекта преступления — вменяемость и возраст.

Лицо только тогда подлежит уголовной ответственности за совершение им общественно опасного деяния, если оно являлось вменяемым, т.е. могло сознавать общественно опасный характер своих действий и руководить ими. Лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, т.е. не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими, не подлежит уголовной ответственности.

При определении возраста уголовной ответственности за основу берется развитие сознания и воли.

По действующему российскому уголовному законодательству уголовной ответственности, по общему правилу, подлежит лицо, достигшее ко времени совершения преступления 16-летнего возраста, а в случае совершения отдельных, указанных в законе преступлений (например, убийства, кражи, разбоя) уголовная ответственность наступает с 14-летнего возраста.

Среди признаков состава преступления важное значение имеют признаки, характеризующие субъективную сторону.

Субъективная сторона — это вся психическая деятельность, которая сопровождала совершение преступления и в которой интеллектуальные и волевые особенности выступают в единстве и взаимообусловленности.

Установление субъективной стороны преступления — процесс весьма сложный. Эта сложность коренится в природе психических процессов, которые трудно поддаются наблюдению в силу их особенностей внешнего проявления.

Отмеченное обстоятельство и объясняет те противоречия, которые возникают при квалификации преступлений. Как свидетельствуют материалы судебной практики, значительная часть ошибок, повлекших отмену и изменение судебных приговоров, связана с неправильным установлением субъективной стороны преступления, особенно по делам о преступлениях против личности, хулиганстве, должностных преступлениях и др.

Признаки, характеризующие субъективную сторону преступления, разнообразны, и не все они имеют одинаковое уголовно-правовое значение.

Важнейшие признаки субъективной стороны, имеющие уголовно-правовое значение — это:

— эмоциональное состояние лица в момент совершения преступления.

Некоторые из этих признаков являются обязательными (вина в форме умысла или неосторожности), а другие — факультативными (мотив, цель преступления, эмоциональное состояние виновного лица).

1. Вина. Вина в форме умысла или неосторожности — необходимый признак любого состава преступления. Отсутствие умысла или неосторожности в действиях лица исключает вину и, следовательно, уголовную ответственность. Факультативные признаки указываются в качестве конструктивных или квалифицирующих обстоятельств лишь при характеристике отдельных составов преступлений.

Это интересно:  Субъективная сторона преступления отражает

Например, значение необходимого (конструктивного) признака в УК РФ придано мотиву в составе подмены ребенка (ст.153), разглашения тайны усыновления (удочерения) (ст.155), злоупотребления должностными полномочиями (ст.285), цели — в составе терроризма (ст.205), захвата заложников (ст.206), посягательства на жизнь государственного и общественного деятеля (ст.277) и др.

Среди признаков, характеризующих субъективную сторону преступления, центральное место, несомненно, занимает вина.

Вина есть психическое отношение лица к совершенному им общественно опасному действию или бездействию и его последствиям, выраженное в форме умысла или неосторожности.

Вина — субъективная предпосылка уголовной ответственности. Общественно опасное деяние не признается преступлением, если не было установлено вины лица в его совершении. Значение этого принципа определяется не только основаниями уголовной ответственности, но и содержанием уголовной политики государства, задачами укрепления законности и правопорядка в стране. «Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда» (Конституция РФ, ст.49).

По уголовному праву России вина предусматривается в двух формах:

— умышленная вина (умысел);

— неосторожная вина (неосторожность).

Основанием разграничения форм вины является различное содержание интеллектуальных и волевых признаков, нашедших свое выражение в совершенном общественно опасном деянии, чем и определяется различное психическое отношение лица к социальным ценностям, являющимся объектом уголовно-правовой охраны.

Статьи Особенной части УК РФ не всегда содержат указание на форму вины того или иного преступления. Определение вины в этом случае должно производится на основе характера общественно опасного деяния, способа его совершения, других признаков преступления. Особые сложности при решении этого вопроса, как свидетельствует судебная практика, возникают при квалификации преступлений против личности. В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27января 1999 г.

«О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)» отмечается, что «при решении вопроса о направленности умысла виновного следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения».

2. Умысел и его виды. Умысел — наиболее распространенная форма вины. Более 80% всех преступлений, предусмотренных уголовным законодательством России, — это преступления, уголовная ответственность за которые обусловлена требованием умышленной вины.

Определение умысла дается в ст.25 УК РФ «преступлением, совершенным умышленно, признается деяние, совершенное с прямым или косвенным умыслом».

Таким образом, уголовный закон предусматривает два вида умысла: умысел прямой и умысел косвенный.

Прямой умысел предполагает сознание лицом общественно опасного характера своих действий (бездействия), предвидение возможности или неизбежности наступления общественно опасных последствий и желание их наступления.

При косвенном умысле лицо сознает общественную опасность своих действий (бездействия), предвидит возможность наступления общественно опасных последствий, не желает, но сознательно допускает эти последствия или относится к ним безразлично.

Для обоих видов умысла существенными являются следующие общие признаки: сознание общественно опасного характера своих действий (бездействия), предвидение наступления общественно опасных последствий.

Определяющим свойством умышленной вины является то, что лицо сознает, что совершает действие (бездействие), опасное для общественных отношений и предусмотренное в законе в качестве преступления.

Сознание общественной опасности совершаемых действий не исчерпывает содержание умысла. Обязательным признаком умышленной вины является предвидение общественно опасных последствий своих действий. Общественно опасное поведение только тогда может считаться осознанным, если были осознаны его последствия.

Предвидение последствий своих действий (бездействия) невозможно без осознания тех причинно-следственных связей, которые делают наступление последствий необходимым, обоснованным, иначе говоря, без сознания того, что последствия с необходимостью вытекают из совершенных действий.

Предвидение последствий совершаемых действий может носить различный характер. Лицо может ясно представлять все последствия, которые могут наступить в результате совершаемых им действий. Но предвидение может быть и менее четким. Лицо может предвидеть возможность (вероятность) или неизбежность наступления последствий. В значительной мере это зависит от того, насколько конкретные обстоятельства, при которых были совершены действия (бездействие), осознавались лицом, насколько они принимались в расчет при первоначальном решении совершить общественно опасное деяние. В немалой степени это зависит от индивидуальных свойств и особенностей личности, от ее психических возможностей, эмоционального состояния и т.п.

Характер предвидения общественно опасных последствий, несомненно, оказывает большое влияние на волевое содержание преступления и, следовательно, на форму вины. При косвенном умысле предвидение носит менее конкретный характер, в этом случае лицо предвидит возможность общественно опасных последствий. Если лицо предвидит лишь неизбежность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия) и при этом совершает данные действия, то в этом случае речь идет лишь о прямом умысле.

Различие между прямым и косвенным умыслом заключается, главным образом, в волевом содержании совершаемых действий. При прямом умысле лицо желает, чтобы в результате совершаемых им действий наступили предвидимые им общественно опасные последствия. Иначе говоря, при прямом умысле общественно опасные последствия входят в цель действия или являются средством для достижения другой цели. При косвенном умысле лицо допускает, что в результате его действий (бездействия) могут наступить общественно опасные последствия. В этом случае общественно опасные последствия выступают не как цель, а как побочный результат преступной деятельности. Лицо как бы соглашается с наступлением общественно опасных последствий. Зная о том, что его действия могут повлечь общественно опасные последствия, лицо, тем не менее, решается на совершение преступления 2 .

Помимо деления умысла на прямой и косвенный, в теории уголовного права и судебной практике выделяются и другие виды умысла.

В зависимости от времени формирования различают заранее обдуманный и внезапно возникший умысел. В зависимости от воли умысел принято делить на определенный и неопределенный.

3. Неосторожность и ее виды. По сравнению с умыслом неосторожность — менее распространенная форма вины. Это обстоятельство, однако, нисколько не умаляет уголовно-правового значения проблемы неосторожной вины.

В условиях научно-технического прогресса и возникающей в связи с этим проблемой социальной адаптации человека предъявляются все более повышенные требования к поведению людей, их дисциплине и организованности. Всякое нарушение дисциплины, должной осмотрительности и внимательности при выполнении тех или иных действий, связанных с применением техники, особенно при использовании средств повышенной опасности, чревато серьезными отрицательными последствиями.

В действующем российском уголовном законодательстве различаются два вида неосторожности:

Эти виды неосторожности по своему социально-психологическому содержанию имеют много общего. Несмотря на определенное сходство, преступное легкомыслие и преступная небрежность имеют существенные различия.

Деяние признается совершенным в результате легкомыслия, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение.

Для легкомыслия характерны два признака:

1) предвидение возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия);

2) расчет предотвратить наступление этих последствий.

Первый признак сближает легкомыслие с умышленной виной, в частности, с косвенным умыслом. Основное различие между косвенным умыслом и легкомыслием заключается в их волевом содержании. Если в преступлениях, совершаемых с косвенным умыслом, лицо решается осуществить цель, несмотря на то, что могут наступить общественно опасные последствия, то при легкомыслии решимость лица совершить действия для реализации поставленной цели связывается с надеждой предотвратить наступление общественно опасных последствий, которая выступает как дополнительный мотив в укреплении этой решимости.

М. был признан виновным в том, что, управляя моторной лодкой, увидел купающуюся в реке гр-ку К. и с целью напугать ее направил на К. моторную лодку. Когда М. увидел, что его шутка может плохо кончится, он притормозил, но не смог справиться с управлением лодкой, наехал на К., причинив ей тяжкий вред здоровью.

Сопоставляя характер действий М. с конкретными обстоятельствами, при которых было совершено это преступление, следует прийти к выводу, что в основе его поведения лежал легкомысленный расчет на предотвращение последствий, и, следовательно, по содержанию субъективной стороны это преступление является неосторожным, совершенным в результате преступного легкомыслия, как оно и было квалифицировано судом.

Согласно ч.3 ст.26 УК РФ, преступная небрежность как форма вины характеризуется тем, что в этом случае лицо не предвидит, что вследствие его действия (бездействия) могут наступить общественно опасные последствия, хотя должно и могло их предвидеть.

Специфика небрежности, отличающая ее от других форм вины, заключается в том, что в этом случае лицо не предвидит, что вследствие совершаемых им действий (бездействия) могут наступить общественно опасные последствия, хотя при необходимой внимательности и осмотрительности должно было и могло их предвидеть. Термин «должно» подчеркивает характер совершаемых при преступной небрежности действий, а именно то, что эти действия связаны с нарушением лежащих на лице обязанностей. Обязанность предвидения наступления общественно опасных последствий — важнейший признак преступной деятельности.

Обязанность лица совершить какие-либо действия или воздержаться от их совершения может возникнуть в силу разных обстоятельств: в силу закона (например, обязанность оказать помощь больному или лицу, находящемуся в опасном для жизни состоянии) (ст.ст. 124, 125 УК РФ); вследствие договора (например, обязанность, связанная со служебной деятельностью лица) (ст.ст.285,293 УК РФ); и др. При определении ответственности за неосторожную вину в каждом конкретном случае необходимо установить, какая обязанность была нарушена лицом и в чем это нарушение выразилось. Если будет установлено, что совершение того или иного действия не входило в круг обязанностей лица, то наступившие в результате этого общественно опасные последствия не могут быть вменены ему в вину.

Обязанность предвидения общественно опасных последствий не исчерпывает содержания небрежности. Для наличия преступной небрежности необходимо установить, что лицо не только должно было, но и могло в данной ситуации предвидеть наступление общественно опасных последствий своих действий. Другими словами, при решении вопроса о наличии в поведении лица преступной небрежности необходимо учитывать его индивидуальные особенности, в частности, его возможности в данной конкретной ситуации предвидеть общественно опасные последствия своих действий.

Судебная практика знает немало случаев, когда отсутствие возможности предвидения исключало неосторожную вину и уголовную ответственность. Данное обстоятельство имеет важное значение для отграничения неосторожной вины от невиновного (случайного) причинения вреда (ст.28 УК РФ).

Казус (случай) характеризуется тем, что лицо, совершившее деяние, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия ) либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть.

Наступление последствия в этом случае, хотя и находится в причинной связи с действиями лица, но не подлежит вменению ему вследствие отсутствия вины. Причиненный при данных обстоятельствах вред является случайным.

Важная роль в содержании субъективной стороны принадлежит мотиву и цели преступления.

4. Мотив и цель преступления. Мотив лежит в основе любого человеческого поведения, определяя его социальный смысл и целевую направленность. Его значение в человеческом поведении многообразно. Мотив выполнят, прежде всего, побудительную роль. Он выступает как источник активности личности, как стимул поведения.

Объективные обстоятельства не определяют однозначно поведение человека. Человеческое поведение, в том числе и общественно опасное, всегда избирательно и целенаправленно. Человек добровольно выбирает поведение, сообразуясь как с внешними условиями и обстоятельствами, так и со своими личными убеждениями и склонностями. Характер этого поведения во многом зависит от особенностей его мотивации.

Это интересно:  Кража объект субъект объективная сторона субъективная сторона

Принятие решения совершить какое-то действие характеризуется тем, что в нем участвуют все компоненты личности: и мотивы, и эмоции, и память, и внимание, и внешние обстоятельства. Вместе с тем решающее значение в этом процессе имеет мотивация. От особенностей мотивации, от того, какими побуждениями руководствовалось лицо, решаясь совершить деяние, зависят характер этого процесса, его динамичность и целенаправленность. Мотив — это тот признак, который определяет содержательную сторону антиобщественного поведения.

Мотив преступления — это побуждение, которое сыграло решающую роль в выборе поведения и совершении общественно опасного деяния.

От особенностей мотива зависят сила воли, динамический характер поведения. Но дело не только в характере и особенностях мотива. Решающее значение имеет то, какое место занимает побуждение, лежащее в основе мотива, в структуре личности, насколько это побуждение связано с общей направленностью личности. В мотивах наиболее четко выражаются такие свойства личности, как система ценностных ориентаций, жизненная установка личности.

В процессе жизни и деятельности у каждого человека вырабатывается своя определенная система ценностных ориентаций, в соответствии с которой формируется система потребностей, влечений, интересов, т.е. система внутренних побудительных мотивов, определяющих жизненные ориентации личности, особенность ее поведения в различных ситуациях.

Мотив непосредственно связан с целью. Мотив определяет поведение не сам по себе, а только в связи с целью. Мотив и цель — понятия тесно связанные, но не тождественные. Они по-разному характеризуют волевой процесс, который сопровождает совершение деяния. Мотив отвечает на вопрос, зачем человек совершает то или иное действие, цель же определяет, каким способом оно будет совершено, к чему человек стремится, совершая преступление. Мотив и цель накладывают отпечаток на весь психический процесс, который находит выражение в совершенном деянии.

По своему содержанию мотивы преступлений весьма разнообразны.

С учетом социально-психологического содержания и нравственно-этической оценки можно выделить следующие группы характера:

1. Мотивы идейного характера;

2. Низменные мотивы, являющиеся различными формами проявления эгоизма (корысть, месть, хулиганские побуждения, зависть, ненависть и др.);

3. Мотивы, лишенные низменного содержания (мотивы альтруизма, сострадания и др.).

Можно выделить и иные виды мотивов преступлений.

Мотив и цель преступления имеют важное уголовно-правовое значение.

Эти признаки дают возможность, прежде всего, установить истину по делу. Без установления действительного содержания побуждений, которыми руководствовалось лицо, совершая преступление, истина по делу не будет установлена или будет установлена неполностью. Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, отменяя приговор Чертановского межмуниципального (районного) суда г. Москвы по делу Б., отметила, что судом не исследованы фактические обстоятельства, не выяснены мотивы преступления, хотя правильное установление мотива имеет существенное значение для решения вопроса о виновности подсудимого.

Мотив привносит в понятие вины момент морально-этической оценки. Можно сказать, что мотив «нравственным светом» освещает содеянное человеком, его помыслы и поступки.

Мотив преступления дает возможность установить конкретное содержание вины, определить ее степень и социальную сущность.

Чтобы решить вопрос, сознавало ли лицо общественно опасный характер своих действий, как оно относилось к этим действиям, предвидело ли их общественно опасные последствия, необходимо установить мотивы, которыми оно руководствовалось при совершении этих действий. Разные мотивы оказывают неодинаковое влияние на волю и сознание лица, на его эмоциональное состояние, и, следовательно, на предвидение последствий своих действий, на отношение к содеянному.

Мотив, будучи непосредственно связан с личностью, ее социально-психологическими особенностями, играет важную роль в индивидуализации уголовной ответственности и наказания, при решении других вопросов уголовного права.

Мотив и цель нередко указываются в числе необходимых признаков, характеризующих основной состав преступления. Это, прежде всего, относится к нормам, предусматривающим ответственность за преступления против личности. В целом ряде статей УК РФ о преступлениях против личности в качестве необходимого (обязательного) признака указывается мотив преступления.(ст.ст. 137, 153, 154, 155 УК РФ). Мотив и цель указываются в числе необходимых признаков при характеристике других составов преступлений, например, преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства (ст.ст. 277, 281 УК РФ), должностных преступлений (ст.ст. 285, 292 УК РФ) и др.

Нередко мотив и цель предусматриваются в качестве квалифицирующих обстоятельств отдельных составов преступлений. Такое значение мотиву и цели действующее уголовное законодательство придает при определении ответственности за умышленное убийство (п.п. «б», «з», «и», «к», «л», «м» ч.2 ст.105 УК РФ), умышленное причинение вреда здоровью (ст.ст. 111, 112, 117 УК РФ), а также других преступлений.

Значение мотива и цели преступления не исчерпывается только теми случаями, когда они указываются в числе необходимых или квалифицирующих признаков состава преступления. Они играют большую роль в характеристике других признаков состава, в частности объективной стороны. Особенно тесная связь существует между мотивом, целью, способом, орудиями и обстановкой совершения преступлений.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в ряде своих постановлений обращает внимание судов на то, чтобы они при решении вопросов уголовной ответственности во всех случаях выясняли эти обстоятельства. Так в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ) отмечается, что «по каждому такому делу должна быть установлена форма вины, выяснены мотивы, цель и способ причинения смерти другому человеку, а также исследованы иные обстоятельства, имеющие значение для правильной оценки содеянного и назначения виновному справедливого наказания.

Мотив имеет важное криминологическое значение. Он самым ближайшим образом указывает источник, который питает преступление.

Весьма удачным представляется замечание по этому поводу видного российского ученого-криминалиста Л.Е. Владимирова: «Входит или не входит, по закону, мотив данного преступления в понятие последнего, он должен быть непременно выявлен. Мотив есть истинный источник преступления, и никогда просвещенный суд не удовлетворится следствием, не раскрывшим мотива преступления. Объясняя возникновение данного преступления, мотив имеет глубокое значение для психологического понимания деяния, а в случаях сомнительного душевного состояния подсудимого он представляет важный опорный пункт для заключения врача психиатра».

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

2.6.Субъективная сторона преступления

Основные вопросы по теме:

Понятие и значение субъективной стороны преступления.

Понятие и формы вины.

Мотив и цель преступления.

Субъективная сторона преступления — это совокупность признаков, характеризующих психическое отношение субъекта к совершенному им общественно опасному деянию и его последствиям.

Субъективная сторона состоит из трех признаков:

Вина в форме умысла или неосторожности является обязательным признаком любого состава преступления. Вина — это психическое отношение субъекта к совершенному им деянию и его последствиям. Уголовный закон предусматривает две формы вины: умысел и неосторожность.

В соответствии со ст. 25 ч. I УК РФ преступлением, совершенным умышленно, признается деяние, совершенное с прямым или косвенным умыслом.

Прямой умысел бывает тогда, когда лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействий), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления.

Косвенный умысел бывает тогда, когда лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействий), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично.

Умысел имеет интеллектуальный и волевой моменты.

Интеллектуальный момент заключается:

в осознании виновным общественно опасного характера совершенного деяния;

в предвидении его общественно опасных последствий.

Волевой момент выражается:

в желании наступления этих последствий;

в сознательном допущении наступления этих последствий.

Интеллектуальный момент прямого и косвенного умысла полностью совпадает. Волевой момент умысла, фиксирующий желание наступления общественно опасных последствий или их сознательное допущение, относится к волевой сфере психики виновного. Закон содержит указания на два возможных вида волевой активности: желание наступления общественно опасных последствий (этот вид — прямой умысел), либо сознательное допущение возможности наступления таких последствий (косвенный умысел).

Умысел является наиболее распространенной формой вины на практике.

Согласно ст. 26 ч. I УК РФ преступлением, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности. Преступление признается совершенным по легкомыслью, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействий), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий.

Самонадеянность (легкомыслие) отличается от косвенного умысла тем, что лицо предвидит лишь возможность наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия, но рассчитывает на предотвращение наступления этих последствий, но расчет оказывается легкомысленным. При косвенном умысле такой расчет отсутствует, виновный предвидит последствия своих действий и сознательно их допускает, либо относится к ним безразлично.

Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействий), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.

От умысла и преступного легкомыслия преступная небрежность отличается отсутствием предвидения возможности наступления общественно опасных последствий.

От преступной небрежности следует отличать случай (казус), т.е. невиновное причинение вреда. Согласно ст. 28 ч. I УК РФ деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественно опасности своих действий (бездействий) либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было и не могло их предвидеть. А ч II ст. 28 УК РФ предусматривает другой вид невиновного причинение вреда. В соответствии с данной правовой нормой, деяние признается совершенным невиновно и тогда, когда лицо, его совершившее, хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло их предотвратить в силу несоответствия своих психологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам.

Ст. 27 УК РФ устанавливают уголовную ответственность за преступления совершенные с двумя формами вины — по отношению к совершенному деянию и по отношению к наступившим в результате этого деяния общественно опасным последствиям. Если в результате умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращения, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. В целом такое преступление признается совершенным умышленно.

Большое влияние на характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, и индивидуализацию наказаний оказывают мотивы и цели преступлений, которые относятся к факультативным признакам субъективной стороны преступления.

Под мотивом преступления принято понимать осознанное побуждение к действию. Основной мотива является человеческие потребности в материальных или нематериальных (духовных) благах. В основе мотивов преступных деяний, как правило, лежат низменные побуждения (корысть, зависть, ревность, карьеризм, хулиганские побуждения и т.д.).

Цель — это представление виновного о конечном, желаемом результате, к достижению которого он стремится, совершая преступление.

Статья написана по материалам сайтов: isfic.info, studopedia.ru, all-sci.net.

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector